104.7 FM

Freedom FM

.

.

.

.

Current track

Title

Artist

Background

Александр Добронравов

Александр Добронравов в "Звёздном городке" на FreedomFM 104.7 New York



Александр Добронравов


3 июня 2021. “Звёздный городок”



Михаил Новахов: Доброе утро, Нью-Йорк! Всем привет. Это программа «Звездный городок». Меня зовут Миша Новахов. И сегодня в нашем «Звездном городке» человек, голос которого вы слышите прямо сейчас в этой прекрасной песне – Александр Добронравов, певец, композитор, продюсер, автор множества хитов: «Одинокая волчица», «Как упоительны в России вечера» и многих-многих других. Александр, я вас приветствую.

Александр Добронравов: Приветствую, Михаил. Приветствую, Америка. Приветствую, Нью-Йорк.

Михаил Новахов: Александр, как настроение?

Александр Добронравов: Настроение прекрасное. У вас утро, а у нас уже под вечер. У нас бодрит, 20-21, а ночью 16. Но хорошо.

Михаил Новахов: Друзья, это был прогноз погоды в Москве от Александра Добронравова. Для того, чтобы мы наши слушатели вас визуализировали, чтобы мы представили, где вы находитесь. Расскажите город, район, где вы сейчас находитесь: в квартире, в офисе?

Александр Добронравов: Я нахожусь на улице Мосфильмовская напротив легендарного «Мосфильма», где снимаются фильмы, павильоны, где делаются большие чудеса. Мы здесь нашли укромное местечко и ведем отсюда прямой эфир, репортаж, отвечаем на вопросы. Очень хорошее настроение, хорошая погода. Летняя Москва – это чудо чудесное, это просто шикарный город, убранный, чистый. И много зелени.

Михаил Новахов: Друзья, вы, как всегда, можете задавать ваши вопросы нашему гостю. Еще раз напомню, сегодня с нами в «Звездном городке» Александр Добронравов. 

Александр, у меня есть для вас небольшой сюрприз в виде вашего очень хорошего друга – Игоря Ерастова и моего коллеги. Игорь, привет!

Игорь Ерастов: Хорошо. Саша, минуточку.

Александр Добронравов: Игорь, привет, родной! Минуточку. Это ж так когда-то назвали сингл нашего легендарного ансамбля.

Игорь Ерастов: Я выдам секрет. Дело в том, что Павел Слободкин – ныне покойный, основатель «Веселых ребят», в которых мы с Сашей работали долгое время – всегда говорил, у него присказка такая была: «Минуточку, минуточку». И дальше начинал говорить.

Михаил Новахов: Я уже понял, что это какой-то пароль у вас.

Игорь Ерастов: Саша, я рад тебя видеть и слышать. Мафия «Веселых ребят» залезла и в Нью-Йорк. На какое бы радио ты ни позвонил – везде тебя встречает Игорь Ерастов. 

Александр Добронравов: Это очень круто.

Михаил Новахов: Мы ужасно рады, что Игорь опять в нашей команде. Нас с Игорем тоже очень многое связывает. Друзья, давайте сразу проанонсируем, что будет шоу в пятницу.

Игорь Ерастов: Параллельно тому, что мы с тобой сегодня слушаемся и разговариваем, завтра будет мое первое вступительное шоу на этой волне. Оно называется «Дискотека XX века», в которое я тебя тоже приглашаю, поскольку через пару недель мы можем сделать передачу по вокально-инструментальным передачам и пройдемся с тобой, с удовольствием, если ты сможешь побывать со мной в эфире. Хорошо?

Александр Добронравов: Конечно.

Игорь Ерастов: Еще один пароль, еще одно слово, которое было привязано только к Саше: «Хорошо». Это его резерв.

Александр Добронравов: Меня так Саша Добрынин обозвал. Он вообще всем давал клички.

Игорь Ерастов: Саша Добрынин – это солист группы «Веселые ребята», который пел «Розовые розы».

Александр Добронравов: Игорь, а как он тебя называл? По-моему, он тебя никак не называл, очень боялся и уважал, потому что ты был у нас…

Игорь Ерастов: Да, я руководил процессом.

Александр Добронравов: Да, лидер-ведущий. И все-таки ты мог на него своим очень красивым взглядом посмотреть – и он мерк. Он знал, что он никогда не добьется таких высот и того, как ты мог действовать на публику и на поклонниц. Но он тоже выбился. Мы ему сделали «Розовые розы», аранжировку я имею в виду.

Игорь Ерастов: А я как раз записывал все это дело.

Александр Добронравов: Скажите, как мы писали вступление к «Розовым розам», помнишь? По-моему, Паша меня попросил, и я сложи эти ноты…

Игорь Ерастов: Наиграл эту мелодию.

Александр Добронравов: Меня так спрашивают много: «А как вы создали? Вы делали аранжировку с Игорем». Я к этому возвращаюсь, восстанавливаю эти нюансы, как Паша-подрядчик мне говорил: «Саша, а давай вот так». Я говорил: «Нет. А сейчас вот это модно».

Игорь Ерастов: Простая зазывная мелодия, которая должна быть предтечей песни, и у тебя такая мелодия поучилась.

Александр Добронравов: Да, мелодия большого хита. И он нам был нужен в тот момент.

Ты уже работал с Лешей Лузиным и Сашей Буйновым. Ты уже прознал эти большие города, страны, стадионы, дворцы спорта. А наш новый состав был старожилом. На твоем базисе…

Игорь Ерастов: Саша, давай обо мне не будем. Сегодня мы разговариваем с тобой.

Михаил Новахов: Ребята, со стороны это было очень прикольно. Такое ощущение, что вы где-то на кухне сидите и разговариваете, но при этом вас слышит весь Нью-Йорк.

Александр Добронравов: А как иначе, ребята? Потому что когда ты стоишь у создания огромного хита… что такое огромный хит? Это сейчас 148 миллионов россиян. А тогда это были советские люди, их было около 300 миллионов. Когда на этот огромный человеческий пласт ты делаешь одну песню, участвуешь в ее создании, то об этом стоит говорить. И ты знаешь этот успех, знаешь, куда эта песня придет. Павел Яковлевич нас многому научил, но подсознание, что мы работаем на огромную шестую часть суши под названием Советский Союз, было не просто почетно – это было даже страшно. Когда мы попали, Добрынин спел, мы с Игорем сделали – все сложилось. Сережа сыграл соло…

Игорь Ерастов: Великолепное соло, которое потом музыканты во всех ресторанах снимали. Мы приезжаем в какой-нибудь город, Саратов или Улан-Удэ, заходим в ресторан, а там – соло из «Светки Соколовой». Как учебник уже было.

Михаил Новахов: Ребята, я ловлю себя на слове. У нас довольно часто в ротации звучит эта песня. Я ловлю себя на том, что всегда делаю погромче, когда слушаю эту песню, потому что это все сложилось в этой песне, как кубик Рубика. Саша, я вдруг перешел на «ты». Можно?

Александр Добронравов: Да, конечно.

Михаил Новахов: Ко мне тоже можно просто «Миша». Саша, было ли событие, которое стало поворотным в твоей карьере? Было ли что-то такое, почел чего ты проснулся знаменитым. Ты проснулся – и у тебя другая жизнь настала с этого дня. Было такое?

Александр Добронравов: У меня такие периоды… но так, чтобы я сильно поменялся – нет. Я тоже думал об этом. Песня «Как упоительны» или все-таки, когда Павел Яковлевич меня пригласил и оформил в «Веселые ребята».

Игорь Ерастов: Первая песня, которая у тебя выскочила – «Безнадега»?

Александр Добронравов: Может быть. Но все-таки она…

Игорь Ерастов: Не тобой спета была. Поэтому не так и стрельнула у тебя.

Александр Добронравов: Я как автор. Я уже забыл эти эмоции. Я был юн и молод, молодой автор и музыкант. Это была профессиональная первая победа, первый опыт, первый рубеж взят…

Игорь Ерастов: Стать лауреатом «Песни года»…

Михаил Новахов: Это какой год у нас был?

Игорь Ерастов: 1989.

Александр Добронравов: 1989-1990. Переходный.

Игорь Ерастов: В 1989 были «Розовые розы». Я как раз после этого уехал, поскольку вся жизнь была безнадежна, как ты изобразил вместе с Ларисой Рубальской этот период. Очень многие уезжали, и я в том числе.

Михаил Новахов: Саша, когда ты говоришь про Советский Союз, то проскакивает ностальгия. Какие у тебя отношения с Советским Союзом? Ты вспоминаешь с радостью и удовольствием или понимая все достоинства и недостатки той системы?

Александр Добронравов: Я не могу назвать себя диссидентом. Я всегда жил вне системы, потому что моя генетика так создана внутри меня. У меня в роду священники, дворяне. 

Я все это прекрасно помню, у меня есть генеалогическое дерево, которое идет от 1604 года. Это мне прислал мой родственник из Швейцарии, мой четвероюродный брат.

Михаил Новахов: Ничего себе.

Александр Добронравов: Поэтому я не был сильно притянут. Я понимаю, что лажа, но я никогда ни злился, ни критиковал. Слово «безнадега» я услышал на острове, где у нас Московское море, а потом в очереди, когда был сухой закон. Мне на уши легла эта безнадега, и я взял ее как составляющую шлягера для припева. А потом показал Павлу Яковлевичу.

Игорь Ерастов: Хоть эти слова Ларисы Рубальской, но Саша сделал безнадегу. Именно этот вариант – мелодию, напетую с припевом «безнадега», послали Ларисе Рубальской, а она уже сделала текст. Но фактически это было Сашино полностью.

Михаил Новахов: Вы сейчас предвосхитили вопрос, который прислал один из наших слушателей, спрашивая Сашу: «Как рождается песня?»

Александр Добронравов: Прежде всего эмоции. А тогда меня распирало, я взял гитару. А многие люди уезжали. Это был 1988-1989. Я видел, что Советский Союз менялся на глазах. Ускорение, перестройка, первые хозрасчеты. И мы уже начали работать по новой системе, новые «Веселые ребята».

Игорь Ерастов: Новые деньги.

Александр Добронравов: Да. Я пришел из кабака в «Веселые ребята», из приличного места. Я работал в Белграде, а начал в Минске. Я был юный парень, я быстро все снимал, играл, все на раз – слух, голос. Были у меня два хита, которые заказывали каждый вечер. Джордж Майкл Careless Whisper. Это был 1984-1985. Я ее выучил. И два хита, которые я исполнял я просто чувствовал. И Вандера. Я выучил, это все тогда было достаточно похоже. Я слушаю наши шоу: и Сашу Панайотова, и еще нескольких ребят. Мы предвосхитили все шоу. Сегодня это очень смотрибельно. Тогда вся музыка была в ресторанах. Вот что такое Советский Союз. Он очень много дал. Это ностальгия по тому времени. Это наша молодость с Игорем. У Игоря это «Здравствуй, песня», это Матвиенко, это Сережа Мазаев – это люди, сегодня составляющие цвет музыкального шоу-бизнеса и большого…

Игорь Ерастов: Музыкальная гордость нации.

Александр Добронравов: Я ищу слово. Не эстрадного искусства, но поп, рок сцены – да, потому что сегодня они… Игорь – это начало всего того, что было тогда. 

Игорь Ерастов: Тогда была смена аналогового на диджитал на самом деле. И в работе, и в студии появлялись новые инструменты. Первые самплеры помнишь, которые мы разбирали на гастролях? 

Александр Добронравов: Конечно. Игорь – трудяга. Мы таскали наш трек. Это был 1988-1989, мы четыре года работали по новой системе. Гастроли были по неделе, по две недели всегда. Мы вывозили и всегда работали каждый день.

(00:30:00)

Добывали песни, искали новые аранжировки, меняли. В принципе то, что я сейчас делаю – спасибо моему продюсеру Антону Долину. Молодой парень, 40 лет. Для меня он молодой. Он опытный человек. Игорь, твою роль сегодня исполняет Антон. Эта модность, современность – это есть у тебя в характере. Доля правды, которую ты никогда не замолчишь. И он тоже Лучше сказать, чем промолчать. И это всегда выводит на правильный тандем, когда что-то большое и значимое должно поучиться, как у нас были «Розовые розы».

Игорь Ерастов: Спасибо, Саша, за приятные слова. Но самое главное, я считаю – это творческий процесс от творческого человека. Не было бы таких, как ты, у кого зарождаются музыкальные идеи, которые у меня сейчас уже начинают зарождаться. Я дома построил студию и начал писать песни, ты будешь смеяться. Я тебе пришлю. Я говорю о том, что у тебя это в крови: почувствовать настроение и пытаться передать его. Я помню, как ты начинал писать песни на стихи Пеленягрэ в интересном стиле. Мы как раз с Мишей перед передачей об этом говорили. У тебя менялось стилевое настроение. Тогда уже Макс Фадеев заходил. Делался New Age электронный.

Александр Добронравов: New Make.

Игорь Ерастов: Но «Веселые ребята» требовали шлягеров, которые у тебя тоже получались. Спасибо тебе.

Александр Добронравов: Это наше время. Мы с тобой в этом творческом тандеме очень много сделали. Это и составляло основу успеха тех новых «Веселых ребят». «Безнадега» – это вообще шансонная песня, когда слово «шансон» не подразумевалось, но вот так вышло. Даже Женька Ельцов стеснялся немного, он же был роковый человек. Он пришел из аттракциона, волосы назад, ветродуй, в полете. А здесь приземленная безнадега. И он упирался, но чутье Павла Яковлевича и наша с тобой адекватность, быстрое реагирование на тот посыл Слободкина…

Игорь Ерастов: Я ы даже сказал: «Правильный уровень цыганщины».

Михаил Новахов: Отлично сказано, Игорь! Я хочу напомнить для тех людей, которые только что подключились и не понимают, что происходит в эфире. Это программа «Звездный городок». У нас в гостях Александр Добронравов, певец, композитор, продюсер и автор множества хитов, которые мы еще успеем послушать. К нам присоединился наш друг, коллега Игорь Ерастов, который на нашей радиостанции запускает собственный проект «Дискотека XX века». Мы сидим и разговариваем. 

Я вспоминаю о «Веселых ребятах», мы недавно делали программу в рамках проекта Back to USSR об истории фирмы «Мелодия». И меня поразило: оказывается, «Веселые ребята» – были чемпионы. Были десятки миллионов тиражей, чуть ли не 70-80 миллионов тиражей. Это же было что-то невероятное. Вы были самые крутые в Советском Союзе.

Игорь Ерастов: Не только. Дело в том, что пластинки «Веселых ребят» продавались в Чехословакии и в Болгарии.

Михаил Новахов: При чем вы побили рекорды западных певцов – Майкла Джексона, еще кого-то.

Игорь Ерастов: Было дело. Но это не мы, это заслуга Павла Яковлевича.

Александр Добронравов: Да.

Михаил Новахов: Обычно музыканты такого уровня, по крайней мере на Западе, у которых продается такое количество пластинок, были людьми состоятельными.

Игорь Ерастов: Мы бы сейчас владели радиостанциями.

Михаил Новахов: У меня вопрос по этому поводу. Сколько получали музыканты «Веселых ребят», самый крутой коллектив в Советском Союзе?

Игорь Ерастов: Поскольку мы с Сашей разговариваем, то отвечай, Александр.

Александр Добронравов: По поводу этого тиража. Я был у Павла Яковлевича 7-8 лет назад. Мы с ним сотрудничали. Он до последнего момента записывал мои песни. Я ему без обмена отдавал, потому что у нас…

Игорь Ерастов: Для следующего поколения «Веселых ребят», ты имеешь в виду?

Александр Добронравов: Для нового, конечно. Новые «Веселые ребята» переделали «Пассажирку из дождя», «Облака», «Лети, лети», песни нашей Наташеньки Пляцковской. Она меня рекомендовала Павлу Яковлевичу, когда он искал клавишника. Так получилось, что мы познакомились, и она тут же позвонила. Это историческое событие. Так бы я не попал в группу. Ее женское чутье и логика, ее симпатия ко мне – в общем потоке я поехал на базу.

Игорь Ерастов: По блату, короче.

Александр Добронравов: Можно сказать. Я туда приехал со своей кассетой, я уже записал свой первый магнитный альбом «36.6». Павел Яковлевич послушал и сказал: «Да, в принципе нормально. Но у нас здесь все намного сложнее. Приходи, будем работать». Я начал работать. Я ушел и ресторана. Как раз плавно подведя к зарплате, уже был хозрасчет. Павел Яковлевич спросил: «Сколько ты зарабатываешь в ресторане?» Этот диалог был в 1988 году. Я сказал: «Двушку, трешку». Это 2-3 тысячи рублей. Это приличная зарплата при зарплате 120 рублей в месяц. Ничего не поменялось: ускорение и перестройка были, а как люди работали на бюджете, так они и работали.

А у нас рестораны зарабатывали. Но не все. Я имел свои клавиши, синтезатор. У меня был Roland. Ресторан «Белград».

Игорь Ерастов: Это центральная точка.

Александр Добронравов: На Смоленской. Предполагалось, что ты играешь фирму и все быстро снимаешь. Мы учили. Был сильный состав. Поэтому был такой заработок. Люди приходили, и это было действительно одно из самых центральных мест.

Игорь Ерастов: Про заработок в вокально-инструментальных ансамблях я вот что хочу сказать. Миша вот что спрашивал. До 1988 года, до перестройки и хозрасчета были ставки: 5 или 7 рублей за концерт. За сольный концерт они удваивались, за соло немножко добавлялись, за использование классических произведений, таких как Паганини…

Михаил Новахов: То есть вы зарабатывали как обычные советские люди?

Игорь Ерастов: Нет, мы немножко больше зарабатывали.

Михаил Новахов: Чуть-чуть больше советских людей?

Александр Добронравов: Больше. У «Веселых ребят»…

Игорь Ерастов: У нас получалось 34-35 рублей за концерт. Это были сумасшедшие деньги при условии, что мы могли работать 30 концертов. Сразу на хозрасчет, сразу с 30 рублей мы перешли на 200-300 рублей.

Михаил Новахов: Друзья, пришла очень приятная СМС: «Александр Добронравов – это наша молодость. Спасибо огромное за ваши песни. Мы продолжаем вас слушать и любить. Удачи во всем и здоровья» – пишет наша слушательница Лилия. На этой приятной высокой ноте мы послушаем Сашин хит «Одинокая волчица» – это песня, которая вышла в коне 1990-х. После чего вернемся и продолжим нашу беседу. Друзья, оставайтесь на Freedom FM, никуда не переключайтесь.

Михаил Новахов: Друзья, это «Звездный городок». Мы продолжаем говорить с Александром Добронравовым и получать очень приятные СМС. Спасибо большое, друзья, за то, что вы так тепло отзываетесь об этих песнях. Все вспоминают свою молодость. Саша, тут задают вопрос: «Имеете ли вы какое-то отношение к поэту Николаю Добронравову?»

Александр Добронравов: Нет, никакого отношения не имею.

Игорь Ерастов: Можно я отвечу?

Александр Добронравов: Давай.

Игорь Ерастов: Я вел концерты, иногда представлял наших артистов и объявлял песни в «Веселых ребятах». Про Сашу я говорил так: «Александр Добронравов, автор, клавишные инструменты, вокал. Никакого отношения к Александре Пахмутовой не имеет».

Александр Добронравов: Да. Абсолютно верно.

Игорь Ерастов: Это просто совпадение звездных фамилий. Но я хочу сказать, что полностью соответствует характеру и нраву Александра. Добрый нрав. Другого не скажешь.

Михаил Новахов: Мы это чувствуем по эфиру. Таня Родос из утреннего шоу как раз интересовалась, насколько добрый нрав у Александра Добронравова?

Игорь Ерастов: Тут я могу сказать со стороны. Я никогда не видел Сашу злого, когда он на кого-то ругается или проклинает. Его раздражение всегда на нем самом заканчивалось. С неудобной: «Зачем? Почему так грубо?» Все должно быть хорошо.

Александр Добронравов: Вот именно. Я мягкий. Но как в пословице: стелет мягко, но грубо кладет. 

Игорь Ерастов: Характер есть.

Александр Добронравов: Жизнь такая.

Михаил Новахов: Да, жизнь жесткая. Саша, чем ты сейчас живешь, какими проектами? Какими идеями? Что сейчас в твоей творческой жизни происходит?

Александр Добронравов: В моей жизни кардинально все поменялось. Потому что я стал не только автором и певцом, но я стал и танцором, и чечеточником, и актером. И каждый номер – это премьера мини-мюзикла. Я имею в виду суперпопулярное шоу «Три аккорда».

Игорь Ерастов: Да, шоу потрясающее.

Александр Добронравов: Я принял участие в шестом сезоне. ПО рейтингу это самое смотрибельное шоу на «Первом» канале. «Три аккорда» побили рейтинги «Голоса», «Голос.Дети» и «Точь в точь». 

Михаил Новахов: Круто.

Александр Добронравов: Это супер. «Три аккорда» почему-то людям ложится на душу так, что…

Михаил Новахов: Очень народный проект, очень народная музыка. В хорошем смысле этого слова.

Александр Добронравов: Мне пришлось десять номеров, пока прошло три. Завтра премьера четвертого.

Михаил Новахов: Друзья, не пропустите.

Игорь Ерастов: Секрет не расскажешь, какая песня будет?

Александр Добронравов: Нет. Не могу.

Михаил Новахов: Подписан контракт. Не имеет права.

Александр Добронравов: Абсолютно. Хочу сказать и Юрии Викторовиче Аксюте, который проявил интерес и высказал надежду. Каждый, принимающий участие российский артист – это величина. Там пять мальчиков и пять девочек. В нашем шоу шестого сезона Ваенга, Дятлов, Пенкин, Смехова, Шиловская, Жан Милимеров – это «Премьер-министр», вокалист основной был. Это уникальное шоу, мне пришлось перевоплощаться и вести роли. Юрий Викторович дал мне карт-бланш. Из десяти песен пять – мои.

Игорь Ерастов: Это фантастика.

Александр Добронравов: Я выступаю как автор. Я не буду раскрывать, какие дальше будут песни, но дальше будет еще жарче, еще круче. Все может получаться, но не все гладко и не все плохо.

Михаил Новахов: 

Игорь Ерастов: Хочу добавить, что первые два Сашиных выступления были лагерными песнями. Жюри недооценило этот момент. Первая была «Как упоительны в России вечера». Нельзя было сравнивать с другим исполнением, но все почему-то начали сравнивать. А Саша так красиво и интеллигентно ее исполнил, именно в стиле старинного романса, как гусар. Мне понравилось.

Михаил Новахов: Мне всегда казалось, что эта песня такой и должна быть.

Игорь Ерастов: Тем не менее жюри сказало по-другому. Третье исполнение своей песни «Чечеточка» с танцем, они все сошли с ума и поставили все четыре туза. Это было радостное событие.

Михаил Новахов: Круто.

Александр Добронравов: Съемка и съемка в павильоне – это две разные вещи, что на экране. Водном случае это круто, а в другом случае – абсолютно по-другому. Когда я вышел на «Вечера», то подумал, что я выступаю как обычно: публика, большое скопление людей.

Игорь Ерастов: Номера не было.

Александр Добронравов: Просто ожидаемый успех. Здесь я вышел тоже с ожидаемым успехом. Но здесь сидит жюри, тебя оценивает Александр Яковлевич Розенбаум или Александр Сергеевич Новиков, Сережа Трофимов и Лева Успенский. Я не знал, что будет так жестко в том плане, когда я исполню. Я понял, что я не на своей публике. Я стал задыхаться от волнения. И это у каждого участника. Даже если в каждой группе петь. Участники знает ту или иную песню. Хотя нам пришлось разучивать новые песни. 

Завтра у меня будет премьера, никогда такое не пел. В сжатые сроки надо выучить и слова, и мелодию, и войти в образ, и не ошибиться. Когда ты выходишь на сцену уже на съемку, то участвуешь в своем мини-спектакле на четыре минуты. Ты должен показать, бегать там, поставить здесь, сесть на стул, отдать ключ, забежать, сделать общие движения с танцевальным коллективом. Ребята, я могу вам сказать, что это просто такая сложность. Тем более я не очень подготовленный. Если Елена Максимова выступает в шоу, так она победительница шоу «Голос» четвертого выпуска. Она финалистка «Голоса», она знает каждую деталь, каждую мелочь, где ей улыбнуться. Она быстро все хватает любую песню.

Игорь Ерастов: Для тебя все это впервые, понятно.

Михаил Новахов: Вынужден прервать, потому что у нас время пронеслось. Невероятно. Саша, мы обязательно еще раз это сделаем, повторим. Не могу не задать вопрос от слушателя по поводу песни «Как упоительны в России вечера». Это твой хит номер один, и не имеет значения… 

Александр Добронравов: Номер один, это большая песня.

Михаил Новахов: Он хочет узнать про твой американский период. «Могла ли эта песня с такой любовью к Родине не быть написана на Родине?»

Александр Добронравов: Это череда случайностей. Нужное время в нужном месте оказаться – это все про эту песню. То, что я взял с собой книжицу стихов Пеленягрэ, моего соавтора, поэта этой песни. То, что я был в Нью-Йорке, открыл и начал писать, а Виталик Либанов дал мне клавиши. Игорь Ерастов был всегда рядом. Это то окружение, та атмосфера. Так сложились звезды, у меня было такое настроение, я увидел эту строчку – «как упоительны в России вечера». И я так среагировал правильно, по-композиторски, по музыкальному. Вложил душу, вложил слезу. Я сразу же все написал, ничего не изменил, на флоппи-диск тут же. Привез. Два года она лежала. Пока я играл Владимиру Жечкову…

Игорь Ерастов: «Белый орел».

Александр Добронравов: Да, он хозяин бренда, он большой олигарх.

Михаил Новахов: Он крутой чел.

Александр Добронравов: Занимается рекламой. Сейчас живет в Париже, мы с ним созваниваемся. Недавно, 23 мая у него был день рождения. Дай Бог ему здоровья. Если бы я ему не показал, а я ему должен был показать. Мы до этого показывали Алле Борисовне, Аркаше Укупнику.

На его студии я записывался в течение трех лет этот проект. Мы записали пять альбомов. Я был сам продюсером. То, что мне Павел Яковлевич дал, то, что мы с Игорем работали, это все на долгие годы, навсегда во мне.

Михаил Новахов: Ребята, я предлагаю попрощаться именно этой песней. Саша, спасибо тебе огромное, было очень приятно пообщаться в эфире. Игорь, большое спасибо. С тобой услышимся в пятницу в твоем проекте «Дискотека XX века».

Игорь Ерастов: Саша, пока. Мы не прощаемся надолго, услышимся.

Александр Добронравов: Игорюша, обнимаю тебя. Миша, спасибо огромное. Пока.

Михаил Новахов: Ждем в Нью-Йорке, Саша. Пока.