104.7 FM

Freedom FM

.

.

.

.

Current track

Title

Artist

Background


Город 312


11 марта 2021. “Звёздный городок”



Михаил Новахов: Доброе утро, друзья, меня зовут Миша Новахов и это программа «Звездный городок» – программа, в которой только и исключительно звезды и очень приятные нам люди. В данном случае это действительно так, потому что с нами на связи Ая и Дим из группы «Город 312», песни которой вы, конечно, каждый день слышите в эфире Freedom FM.. Ая, здравствуйте.

Ая: Здравствуйте, Миша.

Михаил Новахов: Приветствуем. Отлично, я очень рад, что хорошо слышно, потому что у нас всегда большое волнение в связи с тем, что…

Ая: Дима тоже рядом, он успел.

Михаил Новахов: Приветствую. Ребят, вы, наверное, может, помните, может, не помните – мы с вами когда-то встречались: у вас были гастроли в Нью-Йорке. Боже мой, это был, наверное, год 2008-й или 2009-й.

Дим: 2008-й, мы помним.

Михаил Новахов: Да, и вы были в студии, это была еще совершенно другая радиостанция, и произвели лично на меня невероятное впечатление вашей искренностью, добротой. Какие-то вы очень настоящие на самом деле, совершенно нет звездности и напыщенности. Так что приятно, что еще раз мы с вами встречаемся в эфире.

Ая: Спасибо большое, Миш. А с тех пор мы очень изменились и разговариваем по-другому.

Михаил Новахов: Ребят, во-первых, можно ли на «ты»?

Ая: Конечно. Мы еще не старые.

Михаил Новахов: Отлично. Расскажите, пожалуйста, где вы сейчас находитесь, чтобы я и наши слушатели могли как-то вас визуализировать.

Дим: Город Москва, район Юго-Запада, здесь очень красиво. А дальше конкретику я уже не буду говорить, чтобы не поймали нас тут.

Михаил Новахов: Мне кажется, района вполне достаточно.

Ая: Но так, чтоб вы понимали, Дима пришел в гости ко мне вместе с Леночкой, с нашим директором, мы сидим, у нас на столе блины, у нас на столе апельсины с мятой в меду, у нас на столе треугольнички с капустой и с грибами. И чай пьем, и кофе, и конфеты, и всё остальное. И прекрасно с вами ведем беседу.

Дим: Как настоящие американцы.

Михаил Новахов: То, что вы описали, это невероятно уютно. Очень захотелось на вашу кухню. Вообще московская кухня – это же совершенно особая атмосфера. Я не буду скрывать, я очень ностальгирую именно по московской кухне. Неважно, какого она размера – в нее могут вместиться абсолютно все, кто пришел в квартиру, и не тесно при этом.

Скажите, пожалуйста, ребят, как для вас прошел 2020 год? Он был, безусловно, для всех разный, не для всех он был плохой. Как он для вас прошел, были ли какие-то интересные подвиги, проекты? Я так понимаю, что концертной деятельности практически не было. Для вас 2020-й – какой он был?

Ая: Дима сейчас расскажет про то, что мы занимались тем, что добивали в хорошем смысле наш, «Города 312», альбом новый.

Дим: Да, потому что времени было много. Нас правда закрыли сначала надолго, а потом просто нам, как и другим артистам, не давали выступать по понятным причинам. Поэтому мы, как и другие артисты, занимались альбомами.

Ая: Работой в студии.

Дим: Да.

Ая: У меня параллельно был телевизионный проект «Первого канала», он называется «Три аккорда». Там, конечно, всё это снималось и работалось в рамках карантина со всеми масками, каждодневным измерением температуры и так далее. И без зрителей. Это вообще удивительно было. Но в другой части, когда уже были послабления в этом плане, уже снимали – уже и зрители были в зале, небольшое количество, через сиденье.

Что еще? У меня еще отдельно от «Города 312» выходит мой сольный альбом, осталось немножечко добить. Если по «Городу 312» мы сейчас ждем окончания, еще одну песню добиваем, для того чтобы сделать официальную презентацию, то у меня побольше – у меня песни четыре, наверное, еще. В общем, материал карантинный получился такой… Работа плодотворная была по альбомам.

Михаил Новахов: То есть времени вы не теряли. Надеюсь, все живы-здоровы. Ая, скажи, пожалуйста, по поводу сольного альбома: почему вообще у артиста, который известен и любим тем, что он выступает в определенном проекте – в данном случае в составе группы «Город 312», – есть необходимость в сольном альбоме?

Ая: Разные причины, видимо, у разных людей. Я расскажу про свои. Первое – мне не хватало, наверное, себя выразить как женщине, потому что всё-таки песни «Города 312» немножечко от третьего лица либо со стороны наблюдателя исполняются. А здесь, конечно, будет очень женский альбом, очень женские темы и почти везде там я пою от первого лица: пришла, подарила, села, встала. То есть тут уже будет прямо конкретно женский альбом. Мы смеялись – у меня очень много в песнях моих получилось, что я над городом то лечу, то я сижу где-то над городом, то я рассуждаю. Почти в каждой песне. Мне уже все друзья говорят: «„Над городом“ назови альбом». Я говорю: «Как-то может быть немножечко нескромно». А с другой стороны, не за городом же, правильно?

Михаил Новахов: Не в пригороде же, да.

Ая: Не в пригороде, да, и не под городом. Поэтому подумаю: может быть, «Над городом». Кстати, в одной из песен есть литературное слово, первая строчка у песни – «Нахер мне город» называется. И я точно вот так не назову, хотя друзья, которые шкодничают, говорят: «Ну это же классно, это же все будут вопросы задавать». В общем, много, много идей по поводу названия.

Ну и второе… Просто я такой человек – мне надо постоянно что-то делать. И когда есть паузы, мне надо их чем-то заполнять, творчеством заполнять или суетой какой-то, проектами. И это еще одно заполнение и возможность выхода моей энергии. Вот так, всё, две простые причины.

Михаил Новахов: Здорово. Я хотел бы напомнить всем нашим слушателям, что у нас сейчас в эфире Ая и Дим из группы «Город 312». Я думаю, почему они Ая и Дим, спрашивают на каждом интервью. Видимо, мы не будем исключением.

Ая: Даже вы спрашивали, когда мы приезжали, представляете.

Михаил Новахов: Это у вас такая память?! Обалдеть, с ума сойти. Или это не память, а просто «все спрашивают, поэтому в любом случае и вы спрашивали»? Читал интервью с вами различные, и у журналистов очень много похожих вопросов. Что вам чаще всего задают и есть ли какие-то вопросы, на которые вам уже ну невозможно отвечать? Уже ответили же. Вам же 20 лет исполняется в этом году, да?

Дим: Да, и всё равно журналисты задают вопрос, почему вы так назвались, что за 312, творческие планы. Но мы встречали в своей жизни очень подготовленных журналистов или интервьюеров, и одним из таких людей была Алла Борисовна Пугачева, которая три часа в эфире – у нее была радиостанция «Алла» в свое время – нас интервьюировала просто как блестящий журналист, шикарный.

Ая: По каждой песне, везде анализ, везде разговоры по текстам, по каким-то ситуациям, по вокалу – «а почему здесь вот так?», – по аранжировкам. Мы были в шоке. Это один из лучших интервьюеров вообще в истории всех наших интервью.

Михаил Новахов: Очень неожиданно. Хочется прямо послушать это интервью. Надеюсь, что оно где-то в записи. Было бы здорово, прямо меня заинтриговали сейчас. Я уверен, что наши слушатели полезли уже в интернет смотреть, искать.

Вот первый вопрос от нашего слушателя, номер 4195 пишет нам: «Хотели бы вы жить в Нью-Йорке и почему?» Видимо, почему нет, почему да. Расскажите.

Дим: У нас менталитет, конечно, российский и больше, наверное, советский, что ли.

Ая: Советский. Тут имеется в виду, что мы же родом… Ну не родом, а детство. Дима родился в Ярославле, но жил в Киргизии, а я так и родилась тоже, хотя мои родители – украинцы и они с Украины, и у меня все родственники там. Мы из многонациональных республик, можно сказать.

Дим: Да, и воспитали этот менталитет здесь, он такой, своеобразный. Когда мы были у вас в гостях, когда мы с концертами выступали и еще остались у друзей какое-то время посмотреть, нам очень понравился город, но почему-то мы подумали, что как туристы мы бы себя там чувствовали идеально, но для того, чтобы начать там жить с нуля, это надо, наверное… Во-первых, мы не очень говорим по-английски, это будет очень мешать. Слабо.

Ая: Нет, английский, я думаю, подтянется. Тот же друг, который нас встречал на Брайтоне – помнишь, мы ездили к нему – он по-русски-то плохо говорил, а тут он так сейчас шпрехает вовсю, как будто это его родной язык.

Михаил Новахов: Живя на Брайтоне, можно не говорить по-английски в принципе.

Ая: Да, кстати. Нет, там еще другой вопрос. Мне кажется, для того чтобы иметь желание жить в Нью-Йорке, наверное, надо себя очень плохо чувствовать там, где ты живешь нынче, для того чтобы сбежать. А у нас как? У нас здесь зрители, слушатели любимые, у нас здесь все родные. Честно говоря, мы-то живем хорошо, нам здесь хорошо, и поэтому в гости – с удовольствием, к друзьям – с удовольствием. Мало того, скучаем, прямо хочется: и в Нью-Йорк хочется, погулять по улочкам, хочется сходить в ваш парк замечательный центральный, хочется, в конце концов, по магазинам помотаться. Много чего хочется. Да и вообще просто хочется к вам.

Дим: А знаете, что? Когда мы побывали у вас, одна фишечка такая осталась в памяти. Как только смотрим фильмы, а часто американские фильмы сняты именно в Нью-Йорке на тех улицах, где мы ходили, и ты отвлекаешься от самой канвы фильма и понимаешь, что вот камера пошла по этой улице. Это как небольшая изнанка, которая нам сейчас мешает даже.

Ая: Когда мы в свое время жили в Кыргызстане, мы смотрели фильм «Москва слезам не верит» совершенно по-другому. А сейчас, зная каждую улочку, где машина проезжает, он тоже смотрится по-другому.

Михаил Новахов: Ребят, а 2008 год – это был последний раз, когда вы были в Нью-Йорке, или вы еще приезжали?

Ая: И первый, и последний.

Михаил Новахов: Слушайте, мы очень хотим на самом деле вас увидеть и с удовольствием сходим на ваш концерт. Мне кажется, ваши поклонники, ваши слушатели соскучились по вас и ждут вас в Нью-Йорке, так что имейте в виду – здесь есть люди, которые вас ждут. Не только друзья, но и ваши фанаты, давайте так это назовем.

Ая: Мы были бы очень счастливы, поэтому привет всем-всем-всем, кто с нами ждет встречи, а мы ждем встречи с вами.

Михаил Новахов: Я единственное хочу добавить к этому вопросу, хотели бы вы жить в Нью-Йорке, – наверное, артист хочет жить там, где его аудитория находится, где львиная часть аудитории, и это абсолютно нормально. Например, несколько лет назад решил остаться в Америке Федор Чистяков из группы «Ноль». Я этому очень рад, потому что мы с ним подружились и даже выпустили вместе альбом, но он уехал. Буквально недавно Федор улетел жить в Тбилиси. Прожив здесь несколько лет, он понял… Мы с ним довольно близко стали дружить и он сказал: «Понимаешь, всё, я себя здесь исчерпал, – а жизнь в Америке, в Нью-Йорке недешевая, скажем прямо, – я уже отыграл здесь все концерты».

Ая: Ну не дороже, чем в Москве.

Михаил Новахов: Наверное, да. Он говорит: «Всё, я себя здесь исчерпал. Ну сколько еще раз я могу проехать по Америке с концертами? Всё равно аудитория ограничена». И в итоге Федор теперь живет в Тбилиси. Он выбирал между Украиной, Грузией и так далее, по определенным причинам.

Ая: Нет, у нас по-другому. У нас нет такого, что мы только из-за аудитории и так далее. Да, для нас важно, чтобы зритель, слушатель понимал, о чем мы поем. Конечно, важно, потому что там же тексты не просто декламируются, в них же вкладывается и душа, и даже манера исполнения. Но вот, например, были у нас концерты по Европе, и я скажу, что 30% в Голландии, в Бельгии, в Германии, во Франции – мы просто спрашивали устроителей – это, как правило, всё-таки коренные жители. Им было интересно, что за такую русскую музыку играют. А для нас еще почему в принципе это интересно и нам приятно – у нас же, опять же, только на текстах же тоже не построено, мы же и за мелодией следим, мы же и за аранжировками следим. У нас в этом плане музыка, мне кажется, будет интересна людям как понимающим тексты, так и не понимающим. Мы сделаем всё красиво, потому что по-другому просто не умеем.

Михаил Новахов: Вы это любите, это чувствуется, что вы делаете это не потому, что вы очень хотели оказаться в шоу-бизнесе, а потому что вы действительно любите то, что вы делаете, и вот эта искренность просто исходит из вас, вы ей прямо выстреливаете в аудиторию, и это очень круто на самом деле, потому что как-то так получилось, что не так много на российской эстраде очень искренних артистов, их можно пересчитать по пальцам. Во-первых, у вас есть свой почерк, понятно сразу – о, это «Город 312». Это то, о чем мечтает каждый артист, чего мечтает добиться каждый артист. Поет Гребенщиков – мы: «о, это Гребенщиков», то есть сомнений нет. Поет Цой – сомнений нет, это Цой. А есть артисты, и ты не знаешь… «Подожди, а кто это поет? Петров, Иванов, Сидоров? Кто это?»

Ая: Это люди, работающие на конъюнктуру в принципе, и говорить о том, что они делают плохо, мы не имеем права, потому что конъюнктуру едят очень здорово. Правда, короткий срок, но едят. И люди за это время успевают себе и дома построить, и слетать по всему миру. Кто-то выбирает такой путь. Я не могу сказать, что мы такие бессребреники и вдруг сказали, что «да мы просто делаем творчество, а если понравится людям или возьмут в шоу-бизнес, да мы будем…» Да нет. Конечно, мы хотели, чтобы наши песни слушало как можно больше людей, а это хочешь не хочешь, надо попадать в шоу-бизнес и на сцену, и на эстраду.

Михаил Новахов: Это же абсолютно нормальное желание артиста, чтобы как можно больше людей услышало твое творчество. Неважно, певец ты, художник, режиссер. Это вполне естественно, вполне натурально. Сегодня нет бессребреников, мне кажется, потому что жизнь достаточно жесткая, жизнь финансовая у нас пошла, закончилось время романтизма, и, конечно, все хотят зарабатывать деньги, все хотят жить нормально.

Просто деньги не должны быть самоцелью, безусловно, это просто для свободы, для нормальной жизни, достойной. Почему нет? Поэтому обвинить…

Ая: Да даже для того, чтобы, например… Вот мы год просидели без работы, и я вам скажу, что я впервые столкнулась с тем, что мне реально нужны финансы, чтобы закончить свой альбом. Просто так ты ничего не запишешь сейчас. Да, у меня своя студия, но много чего нужно делать за деньги, а на это нужны деньги, поэтому я могу сказать, что я тоже не буду отказываться от заработков, как любой музыкант. Музыканту, как и художнику, как и артисту, как и всем, нужны деньги, для того чтобы просто даже творить и свое творчество показывать людям. Это нормально, просто они не должны стоять во главе – тогда теряется всё и смысл теряется. Изначально должен быть материал, должен быть человек, а потом всё остальное. Это как в отношениях с людьми – в дружбе, в любви: если у тебя впереди в отношениях стоят деньги, надо завершать отношения с этим человеком, потому что нет смысла. Это значит, что это всё не стоит ничего на самом деле.

Михаил Новахов: Только разве что это твой банкир, тогда можно продолжать эти отношения. Друзья мои, я еще раз напомню – «Город 312» у нас сегодня в гостях, Ая и Дим, и я хотел бы еще раз напомнить телефон для SMS-сообщений. У нас уже скопилось некоторое количество вопросов от наших слушателей, но хотелось бы сейчас послушать песню «Белая ворона». Хотите пару слов сказать об этой песне?

Дим: Из нового альбома, да. Ну а тема, я думаю, всем близка, потому что сейчас все такие индивидуальности. Раньше мы были немножечко причесанные под одну гребеночку в Советском Союзе, а сейчас да, эта песня как раз для нашего времени актуальна.

Михаил Новахов: Слушаем «Город 312», «Белая ворона», после чего коротенький рекламный блок, вернемся и продолжаем беседу с группой «Город 312». Это «Звездный городок».

Михаил Новахов: Это «Звездный городок», меня зовут Миша Новахов, Freedom FM, 104.7. И сегодня в наш «Звездный городок» приехали – к сожалению, виртуально, но мы надеемся увидеть их – группа «Город 312», Ая и Дим. Вот один из вопросов от наших слушателей. «С кем на одной сцене вы мечтаете оказаться?» Можно по отдельности отвечать на этот вопрос.

Ая: Дима начнет, я его сейчас врасплох сразу.

Дим: Я пацанов из «Касты» уважаю. Может быть, с ними было бы классно, такие ребята толковые.

Михаил Новахов: Неожиданно.

Дим: А еще, кстати – мы в этом с Аей сходимся – есть такой Вакарчук, солист «Океана Эльзы», с ним спеть было бы очень круто, его песни трогают настолько сердце… Всё, что он делает, это очень классно.

Ая: Если из зарубежных коллективов, я бы с удовольствием спела бы с солистом группы A-Ha.

Дим: Да! A-Ha это моя любимая команда.

Ая: А еще – я не знаю, знаете вы или не знаете – есть такой исполнитель Хеннинг Мэй, по-моему, он немецкий исполнитель. Боже, какой у него голос! Можно просто с ума сойти. Вот, конечно, с ним бы чего-нибудь бахнули такое.

Михаил Новахов: Я записываю, теперь знаю, сейчас буду слушать. И все остальные тоже.

Ая: Я клянусь, Миш, с ума сойдешь. Он по виду такой прямо ребенок-ребенок, а когда рот открывает, там такой голос у него — ого-го! Мама дорогая.

Михаил Новахов: Заинтриговали, понял. Раз уж мы об этом заговорили, ребят, вопрос, который у меня был запланирован для вас, плавно перейдем. Какую музыку вы слушаете? Например, вы едете в машине или есть какое-то время, когда вы слушаете музыку, что вы слушаете? Я понимаю, что и себя тоже слушаете, это нормально – отслушивать свой материал. Но что вы еще слушаете?

Ая: Да ладно!

Дим: Реже всего.

Михаил Новахов: Реже всего слушаете себя.

Ая: Да. Когда я в машине с нашим звукорежиссером, конечно, я слушаю наши песни, потому что после сведения в студии он обязательно это отслушивает в машине, чтобы понимать, как это по радио будет звучать, и так далее. Понятно, включая издержки, но тем не менее. А ребята – я не думаю, что они слушали наши песни. К ним уже вообще это попадает, скажем так, максимально сведенное и отмастерованное. А так, сейчас Дима скажет, что он слушает.

Дим: Да разную музыку, но главное, чтобы она представляла какой-то интерес: красивая какая-то, чтобы в ней было зерно какое-то, не просто обложка.

Михаил Новахов: Мы хотим конкретику какую-то, Дим, конкретику слушатель хочет.

Ая: Давайте я пока скажу, а он подумает. Тех, кого называли, понятно, слушаем. Потом, я люблю Queens of the Stoneage, такая есть команда. Я Nickelback могу послушать, могу послушать… Господи, мои любимые они сейчас… Вот теперь я два часа буду вспоминать. Мне легче открыть свой телефон, посмотреть плейлист, в котором невероятное количество. Просто я очень разных слушаю, у меня редко бывает, чтобы я сидела и слушала прямо одного исполнителя от начала и до конца; такого, как правило, нет. Правильно Дима сказал, что мы выбираем не только за то, что вот исполнитель, мы его любим, мы его слушаем. Нет, как правило, даже у этих исполнителей, нами любимых, мы выбираем композиции, которые нам нравятся, ведь редко бывает, чтобы… Например, Стинга я не могу слушать весь альбом, притом что я его люблю.

Дим: Да, хотя он клевый вообще.

Ая: Он клевый, он замечательный, он гуру, он мэтр…

Михаил Новахов: Потому что он однообразен или почему?

Ая: Нет, устаю от голоса, бывает такое. Притом, что он великолепный, он непревзойденный. Просто если бы я называла, вы понимаете, что у меня 80% исполнителей – это не популярные: это я где-то услышала, где-то подслушала, где-то в загранпоездке их местные какие-то исполнители. Я быстро зашазамила и себе закидала. Поэтому, конечно, у меня просто такой сборняк, это даже не передать.

Михаил Новахов: Но вот интересно, что мы говорили в сегодняшнем интервью об Алле Борисовне Пугачевой, но вы ее отметили как интервьюера, как журналиста скорее, чем как исполнительницу. Как вы ее музыку оцениваете?

Ая: На сегодняшний день она как была легендой русской музыки, так ей и остается. Насколько я знаю, она практически не работает на сцене, то есть она выпускает песни достаточно редко, но она всё-таки еще до сих пор считает, что она должна работать, и я думаю, это на радость всем ее поклонникам. Но говорить, что мы прямо слушаем и мы себе это вбиваем – конечно, нет.

Михаил Новахов: То есть относитесь с уважением, но это не ваша музыка, давайте так скажем.

Ая: Не то что не наша даже музыка… Вы понимаете, что есть такой еще момент, когда тебя должно что-то еще заинтересовать с точки зрения, например, звуков, тематики и так далее. Алла Борисовна делает очень правильную вещь для себя: она не отходит от своего стиля, то есть она как была Алла Борисовна… Про то, что ты и говорил, Миш, что исполнитель, артист должен быть в первую очередь узнаваем, а потом всё остальное, потом все навороты.

Михаил Новахов: Это правда, да. Ее перепутать с кем-то невозможно, это точно абсолютно.

Ая: А как вы? Да попробуйте – не получится.

Михаил Новахов: У нас есть отличнейший вопрос от Елены, нашей слушательницы. «Кому подражали в детстве перед зеркалом со скалкой вместо микрофона и так далее?» Отличный вопрос, спасибо, Лен.

Дим: Так, ну я же не был певцом, я в основном подбирал песенки…

Михаил Новахов: Может быть, с гитарой стоял, изображал?

Дим: Я был вся «Машина времени». Не Макаревич, Кутиков или кто-то еще, а я – это «Машина времени». Я на фортепиано, гитаре это всё пел, играл, я нес их музыку в массы детские.

Ая: А у меня всё, что звучало из магнитофона, у меня музыка просто не затыкалась до прихода родителей, а там они уже, конечно, говорили, что делать. А так, пока ты убираешься, пока уроки делаешь, даже когда уроки делаешь – не гуманитарные, конечно, а что-то надо решать или что-то нужно нарисовать, начертить, – то, как правило, у меня звучала музыка и я всё время себе под нос еще и мурлыкала. Во-первых, я с семи лет уже солистка хора, поэтому я пела всегда, пела везде, и, по-моему, нет ни одной комнаты вообще во всех моих квартирах, в которых я жила, где бы я не пела, и в кладовках в том числе. Так что всё нормально у меня в этом плане. А подражать точно не подражала, просто подпевала, я всем подпевала.

Михаил Новахов: Раз уж затронули детство, насколько мы должны быть благодарны твоим родителям за то, что есть вот такая Ая из группы «Город 312»? То есть как они повлияли на твою творческую личность?

Ая: Они сделали две главные вещи. Первая вещь – в моем доме всегда была музыка. Мой папа был меломаном страшным, притом что он по профессии изобретатель: он всю жизнь работал на космос и у него целая куча изобретательских удостоверений, он инженер-конструктор, то есть человек, по идее, склада-то не творческого. Но он прекрасно играл на гармошке, и когда у нас гости собирались, папа играл, а мама была всегда запевалой у себя на родине, на Украине (папа тоже с Украины), и самый зычный, самый точный, самый звонкий, самый красивый голос был у мамы. Я на этом росла. Это первое.

А второе, чем я должна быть им обязана, – помимо того, что я жила среди музыки и среди творческих людей, они никогда мне не запрещали заниматься моим творчеством. Папа вначале буйствовал немножко, потому что он считал, что первое – образование, а потом уже всё остальное, но лет через десять, когда я школу закончила, он всё-таки понял, что я без этого жить не могу, и стал всячески тоже меня поддерживать. Но в институт имени Гнесиных в Москву не отпустил. Наверное, хорошо, потому что частная вокальная школа, она у меня продолжала быть, и у моего учителя Руфата Агабековича Сарлыкова, кто меня учил петь непосредственно, была возможность заниматься со мной подольше. Так что вот такие всем спасибо, как говорится.

Михаил Новахов: Скажите, ребят, какая самая большая мечта у вас была в детстве и какая самая большая мечта сейчас?

Дим: Сейчас смешную мечту расскажу, но это вообще такая приземленная. Мы же жили все довольно бедно в свое время, все одинаково: мама – инженер, папа – бухгалтер.

И я не помню, в каком это возрасте было, но я такой лежу перед сном и думаю: «Я был бы счастлив, если бы у меня были джинсы американские, вельветовые джинсы и белые джинсы», – вот этот комплект. Это 1970-е, по-моему, или начало 1980-х. Сейчас ржать люди будут, конечно, но это правда. Тогда мне было лет десять, может, одиннадцать, двенадцать.

Михаил Новахов: Дим, вообще ничего смешного, потому что я помню себя, как мне нужно было пойти в школу на какую-то школьную дискотеку. Я в Москве жил, я поехал в ГУМ или в ЦУМ за джинсами, и это было что-то ужасное, там продавались какие-то советские страшные отвратительные джинсы. Я был в полной растерянности. Поэтому мечты наши были, Дим, с тобой похожими. Я думаю, что мы примерно одного возраста. А о чем сейчас мечтаешь?

Дим: Чтобы все люди Земли спаслись.

Михаил Новахов: Что ж, ты поменялся, Дим, надо сказать. Ая, как насчет тебя?

Ая: Чтобы у всех людей Земли были трое джинсов: вельветовые…

Михаил Новахов: Мы, когда расшифруем интервью и напечатаем его, так и напишем: «Дим из „Город 312“: „Чтобы у всех людей мира были три пары джинсов“». Отлично.

Ая: Понятно, по большому счету мы все мечтаем, чтобы во всем мире всё-таки уже наконец-то воцарилось спокойствие и стабильность, уверенность в завтрашнем дне. И, конечно, здоровье, что говорить. Это мы все сейчас через это проходим и все об этом мечтаем: чтобы люди оставались при столь тяжких и невозможных условиях жизни всё-таки людьми, не теряли свое человеческое, не позорились.

А если говорить о том, о чем я мечтала, то у меня такой мечты, как у Димы, не было, потому что у меня папа мотался по заграницам и он мне эти джинсы и вельветовые привозил, у меня всё было. При том, что мы жили небогатенько, инженерская зарплата. Просто папа работал много с Германией.

А если говорить о буквальном, у меня странная мечта. Может, меня сейчас кто-то из психологов слушает, скажет: «О, так это наш, тепленький человечек! Это к нам». Например, у меня всегда были какие-то картинки, я представляла: идет дождь на улице – я хотела это снять или в клипе, или еще где-то – грязь кругом, грузовики какие-то мимо несутся, трасса огромная, как МКАД, который вокруг Москвы. И представляете – в этой грязи прямо посреди МКАДа огромный квадратный не купол именно, а квадрат такой. Я не знаю уж, чем там стенки сделаны, но тем не менее он прозрачный, из прозрачного стекла. Под этим стеклянным кубом белый-белый ворсистый ковер, белая постель, и ты в тонком-тонком абсолютно платьице или в ночнушечке сидишь и смотришь через стекло, как кругом грязь и всё остальное, а тебе внутри так хорошо… Я не знаю, это, наверное, всё-таки какой-то психологический тест. Я очень хочу, чтобы такое вот…

Михаил Новахов: В кокон тебе хочется, да?

Ая: Не то что бы. Я человек профессии-то публичной, но я бы хотела, чтобы у каждого человека был такой свой стеклянный куб, в котором он мог быть в беленьком, чистенький, ходить по беленькому. Чтобы несмотря на то, что нас окружает, грязь вся эта всё равно…

Михаил Новахов: Не пачкаться.

Ая: Где-то всё-таки. Хотя бы внутри, в душе. А может быть, это душа, знаете? Мы бы всё-таки старались ее не пачкать. Может быть… Это я уже… Ну, короче, наговорила.

Михаил Новахов: Не, очень интересно на самом деле. Только об этом можно было бы еще часок поговорить, но пролетел час совершенно незаметно, спасибо вам огромное. Мы завершаем нашу беседу песней «Конверт». Пару слов об этой песне буквально.

Ая: Ой, что-то прямо так быстро…

Михаил Новахов: Ну, будет еще.

Дим: Да-да. Привет, Америка.

Ая: Да, мы очень рады были пообщаться, Миш. Надеюсь, действительно когда-нибудь мы всё-таки увидимся в недалеком будущем. Тем более, что и у «Города», и у меня столько новых песен, господи. Я уверена, что они понравятся нашим слушателям. Вот кто «Город 312» любил, он не перестанет любить, а кто не знал, он нас полюбит.

Михаил Новахов: Ребята, присылайте нам на радио, мы будем крутить.

Дим: Обязательно.

Михаил Новахов: Еще раз спасибо вам огромное, завершаем песней «Конверт» нашу сегодняшнюю встречу. Вам удачи и еще раз удачи и надеюсь, что до скорой встречи.