104.7 FM

Freedom FM

.

.

.

.

Current track

Title

Artist

Background


Арсений Бородин


29 апреля 2021. “Звёздный городок”



Михаил Новахов: Доброе утро, друзья, меня зовут Миша Новахов, это «Звездный городок» на Freedom.FM, 104.7 Нью-Йорк. Не зря прозвучала песня «Самая любимая» в исполнении группы «Челси». Я думаю, у вас уже закралось подозрение – кто же сейчас будет в «Звездном городке»? Вы правы. Сегодня в нашем «Звездном городке» Арсений Бородин. Арсений, я вас приветствую.

Арсений Бородин: Приветствую, Михаил, приветствую, Нью-Йорк, всем привет, ребята.

Михаил Новахов: Мы можем на «ты»?

Арсений Бородин: Конечно.

Михаил Новахов: Арсений, как тебе комфортнее, чтобы тебя называли – Арсений или, может быть, друзья просто Сеня называют?

Арсений Бородин: Как хотите, можно просто «Челси». 

Михаил Новахов: Мне нравится имя Арсений, оно редкое, яркое, такое же яркое, как твоя творческая индивидуальность.

Арсений Бородин: Я сейчас сразу возьму на себя слишком много, позволю себе такую наглость и скажу, что после моего появления на проекте – это имя за последние 15 лет уже не такое редкое в нашей стране стало.

Михаил Новахов: Ты хочешь сказать, что в честь тебя было названо огромное количество мальчиков в России – именем Арсений?

Арсений Бородин: Да. В доказательство этому огромное количество комментариев в интернете. Очень приятно.

Михаил Новахов: Я думаю, что мы с тобой когда-то встречались, концерт в Центральном парке должен был тебе запомниться. Ты помнишь концерт в Центральном парке? Tavern on the Green, такое местечко.

Арсений Бородин: Конечно, это сложно забыть, потому что это тот неловкий момент, когда твой коллега по группе за столько лет не может выучить оригинальный текст величайшего артиста Майкла Джексона, прямо перед лицом американской публики коверкает все слова – такое сложно забыть.

Михаил Новахов: Если помните, у нас в городе была радиостанция на волне 87.7 FM, мы устраивали сумасшедшие вечеринки в Центральном парке, очень крутой был концерт, я это помню, помню, как все писали кипятком, особенно девчонки, а когда девчонки писают кипятком, нам больше ничего не надо, нам приятно просто на это смотреть, в этом весь секрет. Что вы сделали с вашим солистом после того, как он не смог спеть Джексона? 

Арсений Бородин: Для меня этот концерт – откровение, потому что после концерта мы с парнями проголодались и захотели куда-то покушать. Было откровением, когда нам сказали: «Ребят, куда вы собрались в Нью-Йорке вечером поехать покушать? Уже 10 часов вечера, все закрыто». Это было супер-ужасное заведение, куда нас отправили, все ребята нас отговаривали, которые живут в Нью-Йорке долгое время, говорили: «Ребята, есть только одно место в центе, вы можете сходить покушать, но вам туда не надо идти, потому что там очень специфическая публика». Мы такие: «Да ладно, что нам бояться?», мы поехали. Это было супер-ужасное заведение, оно называлось «Тик-так», если я не ошибаюсь, где-то в центре, мы зашли туда, парень с очень недовольным лицом бросил в нас меню, в тот момент я понял, что лучше здесь ничего не заказывать. Но было очень весело, был очень крутой концерт, спасибо всем ребятам-организаторам за него.

Что мы сделали с солистом? Мы с ним ничего не сделали, мы ребята добрые, мы его простили, но, когда он совершил ту же самую роковую ошибку, только уже перед лицом британцев, и не где-то, а на Trafalgar Square в честь русской масленицы, тогда мы его уже поколотили.

Михаил Новахов: Не учит его жизнь.

Арсений Бородин: Не хочет учить английский текст.

Михаил Новахов: К сожалению, наши вечеринки в Tavern on the Green закрыли, потому что очень богатые, респектабельные люди, которые живут с окнами на Центральный парк стали жаловаться на то, что какие-то сумасшедшие русские мешают им жить спокойно, радоваться жизни, открывать окна с видом на парк, поэтому всю эту лавочку прикрыли довольно быстро. Но мы с вами, ребята, успели потусоваться там, это было очень круто. Чтобы я и наши слушатели тебя сейчас как-то визуализировали, расскажи, где ты находишься? 

Арсений Бородин: Прямо сейчас я нахожусь практически в центре, рядом с Парком Горького. Рядом со мной Новодевичий монастырь, если кто-то помнит, где в Москве находится Новодевичий монастырь, здесь я сижу, пью кофеечек в кофейне, разговариваю с вами.

Михаил Новахов: То есть ты не в квартире, ты в кофейне, в каком-то общественном заведении находишься? 

Арсений Бородин: Да, я был на репетиции своего концерта, который произойдет восьмого мая в парке Остров Мечты, мы выступим с замечательной артисткой Полиной Гагариной…

Михаил Новахов: Круто!

Арсений Бородин: Если кто-то будет в Москве, welcome. Боюсь сглазить, в этом месяце целых шесть концертов, наконец-то все начинает приходить в себя…

Михаил Новахов: После долгого перерыва.

Арсений Бородин: Это было ужасно, год сидели, как весь мир, без работы. Я общаюсь со своими коллегами-музыкантами по всему миру, ребята из Германии, из Лондона говорят о том, что у них до сих пор очень жесткий локдаун, они даже не могут выступать элементарно где-то в барах по пятницам. 

Михаил Новахов: Дай бог, мы все очень надеемся, мы начинаем дышать, наш шоу-бизнес начинает дышать, мы очень надеемся, что скоро все наладится, держим пальчики крестиком. У меня в гостях в «Звездном городке» Арсений Бородин, это группа «Челси», наибольшую популярность Арсений набрал, участвуя в проекте «Челси», это была «Фабрика звезд», 2006 год. Хит, который прозвучал, «Самая любимая», на самом деле, очень красивая, потрясающая песня. Она – песня без времени, есть песни, которые можно слушать всегда, они не устаревают. «Самая любимая» не устаревает, она очень круто всегда слушается всеми поколениями.

15 лет назад ты попал на «Фабрику звезд», в группу «Челси». Прошло 15 лет, как изменился российский шоу-бизнес за это время? Тебя поносило по разным местам, проектам. Расскажи.

Арсений Бородин: Это абсолютно точное определение для шоу-бизнеса на сегодняшний день, именно «поносило». Причем это глагол в данном случае. Сейчас сложно говорить о шоу-бизнесе, его как такового в России никогда особо не было, ввиду того, что экономика больших денег в российской музыке напрочь отсутствовала. Кто сколько заработал, тот столько себе в карман и положил. Это не относится к бизнесу.

Михаил Новахов: Не выпуском альбомов, а концертами? 

Арсений Бородин: Да, только концертами. Пришли, корпоратив, в карман положили и разошлись. Это не бизнес. Такой индустрии как в США, в Европе – пока построить до сих пор не удалось. Мы как люди, воспитанные на коллегах с Запада, всячески пытаемся приучить людей к правильному потреблению искусства, музыки, боремся с ветряными мельницами, что-то меняется в лучшую сторону. Хочется отметить, что за 15 лет произошел огромный музыкальный рост в плане качества. Многие ребята очень хорошо шагнули. Есть артисты, за которых распирает гордость, очень много замечательных музыкантов. Шоу-бизнес сегодня плавно пододвигает такая социальная сеть, как TikTok, плавно пододвигают молодые ютуберы. У них уже немного другое понимание. Они живут даже не одним днем, а одним часом. Для них это – сел на коленки, склепал песню и выпустил. У тебя 3-4 млн аудитория, ты эту песню на эту аудиторию отработал. Происходит некое обесценивание искусства, обесценивание того, чем мы занимаемся. Это обязательно приведет к какому-то кризисному пузырю, как в любом деле, будет некий пузырь из этого надут, потом он лопнет, потом произойдет резкая обратная реакция. Будем ждать этого момента, а пока – мы играем музыку, которую любим, пытаемся на этом зарабатывать и жить, как нам хочется.

Михаил Новахов: Ты сказал, что есть очень крутые проекты, музыканты появились. Кто тебя удивил из российских музыкантов за последние пару лет?

Арсений Бородин: Я последнее время перестал мыслить категориями «Русского радио». Раньше шоу-бизнес мыслил категориями «Русского радио». Взяли песню на «Русское радио», ты молодец, не взяли песню на «Русское радио», значит у тебя карьера не сложится. Сейчас я уже вырос – и профессионально, и возрастом, уже произошел внутренний диалог, который заставил меня пересмотреть отношение к тому, чем я занимаюсь. Сейчас я уже мыслю немного фатальными категориями: а что, если меня завтра не станет?

Михаил Новахов: Не рано мыслить такими категориями?

Арсений Бородин: Думаю, что никогда не рано, самое главное, что это дает свои положительные плоды. Я начал мыслить категориями российских артистов не в рамках России, а завтра какой-то международный фестиваль, выступают разные артисты из разных стран. За кого мне не было бы стыдно? Мне бы не было стыдно за замечательную группу Therr Maitz во главе с Антоном Беляевым, который пишет потрясающие песни, замечательные аранжировки, который замечательный музыкант. Ваньку Дорна можно было бы отметить, он то в Украине, то в России, не понятно, к какой стране его относить, но я людей не разделяю, поэтому я скажу, что Ванька Дорн, тем более – нас с ним связывает и «Фабрика», и все на свете. Последнее время Maruv очень здорово выступает.

Михаил Новахов: Пусть будет тройка. Друзья, 347-201-0410 – телефон для ваших смс-сообщений. В гостях в нашем «Звездном городке» Арсений Бородин, пишите любые вопросы. Мы с Арсением не обсуждали, о чем можно спрашивать, о чем нельзя, насколько я понимаю, можно обо всем.

Арсений Бородин: Можно все.

Михаил Новахов: Эта мега-популярность, снизошедшая на тинэйджера… Сколько тебе было лет?

Арсений Бородин: На детей, 17.

Михаил Новахов: Эта мега-популярность, которая снисходит на 17-летнего подростка, ребенка. Каких глупостей и ошибок ты наделал по молодости?

Арсений Бородин: Много. 

Михаил Новахов: Есть что-то, о чем очень жалеешь?

Арсений Бородин: Я точно ни о чем не жалею, но у меня было иногда точное ощущение на наших гастролях, что мы с парнями играем не в той группе, которую мы сегодня неоднократно называли вслух, а в группе, похожей на Mötley Crüe, потому что после нас закрывались отели на ремонт. Мы когда-нибудь снимем супер-дурацкий сериал, возможно, с телекомпанией «ТНТ», что-нибудь в этом духе. Я уверен, что это будет суперхит, это будет очень смешно.

Михаил Новахов: Что по этому поводу говорили ваши продюсеры? Они вас ругали, вычитали из гонорара, или говорили: «Пацаны, так держать, пусть об этом говорят и пишут, все нормально»?

Арсений Бородин: Продюсеры никогда не сдерживали, наоборот – всячески это стимулировали. У нас были совещания, собрания на всякие дурацкие темы, у нас даже были учреждены премии за заболевания, доходило до полного абсурда. Все обошлось, но юмор жесткий стоял в этом плане. 

Михаил Новахов: Вы были секс-символами, безусловно. Мне кажется, что ты до сих пор им остаешься, с учетом того, что в честь тебя называют детей Арсениями. Каково чувствовать себя секс-символом? Это помогает тебе в жизни, мешает, и то, и другое? Расскажи об этом.

Арсений Бородин: Я бы не сказал, что я как-то так себя чувствую, я бы сказал, что есть повышенный интерес. Когда есть повышенный интерес, это заставляет тебя все время держать планку, а планку держать тяжело, потому что время идет, как бы не хотелось превращаться в занудного сноба, но все прекрасно понимают, о чем я говорю. Если до 25 лет ты можешь не спать, с самолета в самолет, со сцены на сцену выходить, работать, выкладываться на 200%, со временем тебе приходится делать какие-то выборы: либо ты выбираешь здоровье, долгосрочную карьеру и хорошие дивиденды ввиду всего этого, либо ты выбираешь бесконечный отрыв, гулянки, это среди моих коллег всегда заканчивалось очень печально. Слишком романтизируется артистическая жизнь, особенно в кино, все подается с налетом беззаботности, легкости. Но в реальной жизни все не так весело и здорово.

Михаил Новахов: Это много работы, труда и усталости, я очень хорошо это понимаю и знаю. Начинают поступать вопросы. Кто-то нарыл о тебе информацию онлайн, спрашивает: «Пригодилось ли тебе в жизни образование в Московской академии предпринимательства?». 

Арсений Бородин: Очень пригодилось. Был кризисный момент, когда я хотел завязать с музыкой, наверное, у всех это происходит. Ты хочешь профессию, которая абсолютно нетворческая, которая открывает в тебе какие-то совершенно другие таланты. У меня всегда была управленческая мечта, я хотел, чтобы у меня была компания, сотрудники, чтобы я нес ответственность за результаты, ежемесячные доходы и так далее. Эта история была мне очень близка, я начал заниматься ресторанным бизнесом, открывать караоке, меня приглашали инвесторы. Это было с 2010 по 2012 год. Вроде я занимался своим любимым делом, в то же время – я ничего не производил, не занимался музыкой, я полностью жил тем, чтобы зарабатывали другие люди. 

Михаил Новахов: Очень часто звезды теряют, когда начинают заниматься бизнесом, у нас есть много примеров. У тебя это было коммерчески успешно, или ты на этом потерял?

Арсений Бородин: Не успешно. Я бы не сказал, что я потерял, но два года из жизни прошли в простое.

Михаил Новахов: Для творчества?

Арсений Бородин: Да. Это был хороший опыт. Этот простой, который начался с этого, продлился лет пять в общей сложности. Если говорить о чартах, первых местах, чтобы писать постоянно хиты, изобилие творчества – на моем веку, в моей памяти не приходит большое количество имен, кто бы постоянно смог оставаться на первых местах в течение долгого времени.

Михаил Новахов: Их можно по пальцам пересчитать.

Арсений Бородин: Единицы. И то – там работала огромная команда людей, потому что один человек выгорает, выгорание, каким бы ты сильным духом человеком не был, происходит очень быстро, потому что невозможно тащить все на себе.

Михаил Новахов: У меня подготовлено несколько песен – уже не в составе группы «Челси», твоих песен. Давай я перечислю, ты скажешь, что мы сейчас послушаем, пару слов расскажешь об этой песне. У меня есть песня «В пустоте», «Родная», «Небо» и песня на английском «I know your name». Что послушаем?

Арсений Бородин: Стоит начать с песни, которая называется «Родная». Эту песню мы сделали с замечательной блогершой, это российский топ-блогер, я думаю, ее знают уже даже за рубежом, потому что в процессе своей карьеры в блогинге она стала ведущей шоу «Орел и решка», которое имеет хороший рейтинг. Ее зовут Настя Ивлеева, мы с ней вместе сделали этот клип, он очень смешной, дурацкий, отражает весть стеб над рекламой, когда блогеры что-то рекламируют. Там в клипе идет песня, в середине песни мы такие: «Ребят, подождите, нам занесли денег, мы должны отрекламировать зубную пасту». Это было сделано без претензии на глубокое творчество, но с юмором. Давайте послушаем эту песню.

Михаил Новахов: Друзья, обязательно посмотрите клип, в сети кто-о обвинял тебя, Арсений, в отсутствии моральных устоев.

Арсений Бородин: Это правда.

Михаил Новахов: Слушаем песню, можете посмотреть клип, у нас будет песня и короткая рекламная пауза, после чего мы вернемся, Арсений, не отключался, у тебя есть возможность выпить кофе и съесть какую-нибудь плюшечку в кофейне, где ты находишься в Москве. Слушаем, Арсений Бородин «Родная». 

Михаил Новахов: Еще раз привет. Отличная песня. Несмотря на то, что клип смешной, я кусочками посмотрел, пока шла песня и реклама, сама песня очень мощная, она такой рок. Я понимаю, что она сделана с прикольчиком, но на тебя смотришь, такое ощущение, что этот парень любит рок!

На какой музыке ты вырос?

Арсений Бородин: Это очень долгая тема, но если говорить коротко, это была в основном соул-музыка, Майкл Джексон, мой папа музыкант, он большой фанат Pink Floyd, британского рока, Оззи Осборна. У меня было смешение темнокожей музыки и тяжелого рока.

Михаил Новахов: Сказалось на песни «Родная», мы услышали. 

Арсений Бородин: К 24 годам полезла любовь к тяжелой музыке. Если раньше я любил больше мелизматику, R&B-историю, особенно в начале 2000-х, когда это было модно. А потом у меня тумблер переключился.

Михаил Новахов: Папа, который музыкант, любитель британского и классического рока, что он говорит по поводу твоей музыки? Как он оценивал творчество «Челси», как он оценивает твое сольное творчество? 

Арсений Бородин: Поскольку мы живем в России, здесь с рок-музыкой пока все очень плохо. Он всегда меня отговаривал… Я говорю про тот классический рок, про который мы все понимаем, когда говорим слово «рок», а не про то, что транслируется на российских рок-радиостанциях. Он говорил, что не нужно с этим связываться, он старше меня, умнее и опытнее в этих вопросах, он меня всегда от этого отговаривал, говорил: «Тебе это не нужно, ты нашел себя здесь, работайте, у вас все хорошо получается». Он меня пытался от этого увести, но не получилось, потому что сейчас я работаю в своем коллективе, сольно, отдельно от группы. Я не могу сказать, что у меня супертяжелая музыка, все равно это поп-рок, я бы его так назвал, это простые гармони в припевах, без большого перегруза, без супер-вокальных экстремальных техник и так далее.

Михаил Новахов: Ты сейчас сам подвел к этому вопросу. В 2012 году ты сказал – не знаю, на самом деле это было или нет, но это то, что я прочитал в одном из интервью ты сказал, что тебе и группе «Челси» надоело заниматься коммерческой музыкой. Но ведь именно она дала популярность, которой и ты, и остальные участники коллектива пользуются по сей день. Чем отличается коммерческая, некоммерческая, когда мы говорим о жанре поп-музыки? 

Арсений Бородин: Здесь стоит уточнить: помимо так называемых хитов, тех, что остались, с чего начался наш сегодняшний эфир, речь не об этих железобетонных хитах. Речь о другом: я это называю – ни творожок, ни сметанка, когда это не хит потенциально, но ты зачем-то это производишь, это никому не нравится, но продюсер считает, что это будет работать. В итоге это не работает. Против хитов никто никогда не имел ничего против, это абсурдное мышление, ради чего тогда ты этим занимаешься – стоит задать вопрос. Я думаю, что здесь мы говорили об этой музыке. У нас два альбома, известно только несколько песен, которые выстрелили где-то в кино, где-то сыграли на радио, остальные песни никто не знает. Речь шла об этом мертвом грузе бесполезных песен, которые нам не нравилось петь, потому что они не музыкальные, не хитовые, они никакие совершенно. Но контракт мы отработали семь лет с чистой совестью, без нареканий, в этом плане все четко.

Михаил Новахов: Спасибо. У меня к тебе очень неожиданный вопрос, я думаю, что никто тебе никогда не задавал этот вопрос в интервью. Арсений, скажи честно: ты любишь черную икру?

Арсений Бородин: Да, я хотел спросить, когда слушал рекламу, икру откуда везут? Надеюсь, с Сахалина.

Михаил Новахов: Я тебе сейчас все про икру расскажу. Дело в том, что Local Caviar Company, Local – местная, это американская икра дикого американского осетра. Немногие знают, что в Америке тоже есть осетр, тоже есть осетровые рыбы, есть добыча икры. Эта компания занимается именно американской черной икрой. Эта компания является спонсором нашей программы «Звездный городок», каждому гостю нашей программы компания дарит банку икры, но ее, к сожалению, нельзя вывозить, поэтому баночка ждет тебя всегда в Local Caviar Company. Когда ты приедешь в Нью-Йорк, а мы надеемся, что это произойдет, что ты приедешь с гастролями, наша станция поддержит твои гастроли в Нью-Йорке, в Америке, имей в виду: баночка от Local Caviar Company у тебя уже есть.

Арсений Бородин: Супер, спасибо большое. Как раз вчера обсуждал визу со своим менеджером, говорю – надо ставить уже американскую визу и ехать выступать туда. 

Михаил Новахов: 100%

Арсений Бородин: Надеемся, что в ближайшее время что-то организуем, мы даже обсуждали концерты в Атланте, в Чикаго, в Нью-Йорке с местным гастрольным менеджером. Надеюсь, что в ближайшее время все эти ограничения отойдут, и мы сможем приехать.

Михаил Новахов: Надеюсь, мы с тобой увидимся живьем в студии, откроем баночку икры от Local Caviar Company, бутылочку шампанского и неплохо посидим. Может, и водочки, кто знает. Какое у тебя отношение с алкоголем?

Арсений Бородин: В 2017 году я отказался от всех вредных привычек. В тот момент произошел мой достаточно серьезный рост, я начал заниматься очень плотно своей карьерой, это дает очень хорошие результаты. Моя работоспособность увеличилась в несколько десятков раз, я начал заниматься спортом активно, у меня появился свой проект, который я начал делать с большим рвением, вкладывать очень хорошие деньги в это, у меня появился второй проект. Я очень долгое время находился во внутреннем конфликте. В России очень большие проблемы с настоящей рок-музыкой, ты все время должен выбирать. Если ты не поешь поп-музыку, не поешь шансон, танцевальную музыку или плохой рэпчик, то ты ха бортом того, что происходит в российском классическом шоу-бизнесе. Чтобы зарабатывать деньги, ты должен делать ту музыку, которая продается, которую понимают люди. Это именно здесь. 

Но сердцу не прикажешь, год назад, в этот тяжелый год, перед началом пандемии меня пригласили в очень крутую группу, которая называется Black Sonic Pearls. Начали с парнями сочинять альтернативную музыку, в ней играют суперкрутые музыканты, я очень рад, что я стал частью этого. Более того, я сейчас открою карты, меня потом парни побьют, 18 мая у нас состоится релиз макси-сингла, который мы записывали очень долгое время. Записывали мы его долго, потому что одна из песен является кавером, не просто кавером, а кавером легендарной группы Audioslave. Эта песня выйдет очень скоро, не буду говорить, какая, я уже и так слишком много рассказал. Этот макси-снгл будет посвящен памяти легендарного музыканта, которого мы все любим. Сегодня мы послушаем эту песню, самое время ее послушать. Единственная англоязычная песня, которую я выбрал для сегодняшнего эфира. Я думаю, что русскоговорящей аудитории в Америке и так хватает английского языка, поэтому я решил составить плейлист с содержанием минимального количества английских песен. Это будет единственная песня, которая прозвучит на английском языке. Я думаю, что фанатам этой музыки будет понятно, кому она посвящена, по первым строчкам, эта песня называется «I know your name». 18 мая приходите на наши платформы в «Инстаграме», в Spotify, слушайте эту песню, она очень крутая. Это одна из лучших песен, которые мне приходилось петь за всю жизнь.

Михаил Новахов: Арсений, на этой песне нам придется с тобой попрощаться, песня довольно длинная, за ней еще у нас стоит последний рекламный блок этого часа. Я тебе говорю огромное спасибо за беседу, ждем тебя с гастролями в Нью-Йорке, будешь в Нью-Йорке – баночка икры твоя, заходи за своим подарком.

Арсений Бородин: Заходите в «Инстаграм», будем на связи, будем общаться и дружить.

Михаил Новахов: Это был Арсений Бородин в «Звездном городке» на Freedom FM, Арсений, пока, удачи, слушаем песню «I know your name».