104.7 FM

Freedom FM

.

.

.

.

Current track

Title

Artist

Background


Бедрос Киркоров


18 ноября 2021. “Звёздный городок”



Михаил Новахов: Доброе утро, Нью-Йорк. Меня зовут Миша Навахов. В столице мира 10 часов и 16 минут.  С нами сегодня, друзья мои, Бедрос Филиппович Киркоров!  Бедрос, здравствуйте, добрый вечер.

Бедрос Киркоров: Добрый вечер, ребята.

Михаил Новахов: Расскажите, пожалуйста, где вы сейчас находитесь, в каком городе?

Бедрос Киркоров: В столице, в городе-герое Москва.

Михаил Новахов: Город-герой Москва, прекрасно. Вы у себя дома или на даче? Где вы живете?

Бедрос Киркоров: Я в Подмосковье живу, где-то 200 метров от кольцевой дороги, Новорижское шоссе.

Михаил Новахов: Новорижское шоссе – это направление известное, у меня дача как раз там. Итак, во-первых, наши слушатели интересуются, как вы себя чувствуете?

Бедрос Киркоров: Чувствую себя прекрасно, коронавирус существует конечно, но пока далеко от меня. Я соблюдаю режим, не много общаюсь с людьми, маска и тому подобное, и не отстаю от своей жизни. Уже 30 лет я занимаюсь детскими фестивалями. Недавно был онлайн в Кишиневе. Сам находился в Москве. Состязатели все пришли, 24 страны, в том числе Украина, Болгария, Македония, Сербия, Хорватия. И Армения была тоже представлена, которая получила два гран-при в номинации песни Филиппа Киркорова. А вторая номинация была «Народная песня древней столицы». В древней столице Армении было около 300 храмов, от которых сейчас остались одни руины, и он спел об этом городе. Люди в зале плакали, это было очень трогательно. Он выходит с церковной свечой, она горит, и он поет своим звонким лирическим баритоном.

Михаил Новахов: Скажите, пожалуйста, Бедрос, а на каком языке лично вам больше всего нравится петь?

Бедрос Киркоров: Мне очень нравится на итальянском языке. И как говорил мой педагог, сам он болгарин, но учился в Италии, а потом потерял голос, но стал хорошим педагогом, он говорил: «Ты поешь, как итальянец». Он то мне и привил любовь к итальянской песне. Хотя итальянский язык я не знаю, но видно слух хороший. Я слушал очень много певцов: Беньямино Джильи, Пертиле, Карузо и в 17-летнем возрасте я уже был принят в Варнянскую народную оперу без музыкального образования.

Михаил Новахов: У нас есть песни, мы обязательно послушаем, одна из них называется «Посмотри какая луна», ее вы поете на итальянском языке.

Бедрос Киркоров: Это моя коронная песня, первая итальянская песня в Советском Союзе тогда. Играл оркестр Утесова, а потом джах оркестр Эдди Игнатьевича Рознера. И фактически Рознер виноват в славе этой песни. Он как услышал, сказал: «Эту песню ты будешь петь. И еще одну русскую, и одну болгарскую». А эта песня всегда шла на ура, и мне приходилось всегда петь ее по два раза.

Михаил Новахов Действительно великолепная песня, мы обязательно ее послушаем. Друзья, я напоминаю, у нас в эфире сегодня Бедрос Киркоров. Бедрос Филиппович, вам в следующем году исполнится 90 лет?

Бедрос Киркоров: В июне месяце готовим хороший концерт, дай бог здоровья. Буду петь только я, никаких звезд эстрады не будет, которые мне помогают. Обычно в таких юбилейных вечерах звучат поздравления. Но нет, буду петь только я. И будет сниматься документальное кино. Я хочу сказать, что не я не только буду петь, но  и рассказывать, где я побывал и как я пел, в каких объектах, потому что я был первым, кто в Советском Союзе начал выступать под минусовки. Просто у меня не было оркестра и я пел под минус. И это дало большое преимущество. У меня в 4:30 утра бывал концерт. Для кого думаете?

Михаил Новахов: Интересно! Для кого в 4:30 утра концерт?

Бедрос Киркоров: Концерт для доярок в день колхозников!

Михаил Новахов: Для доярок?! 

Бедрос Киркоров: Да, в красном уголке я ставил свою колонку и пел. И мне большое удовольствие доставляло, когда я видел этих молоденьких девочек в белых халатах, которые слушали меня. 

Михаил Новахов: Молоком, свежим молочком-то угощали доярки вас?

Бедрос Киркоров: Угощали. А какой сметаной! Тогда в первый раз я в жизни попробовал оксфордский сыр, весь в плесени. Я думал, что мне дали испорченный сыр. Администратор в гостинице говорит: «Это самый вкусный сыр. У нас Старая Русса готовит в Новгородской области».

Михаил Новахов: Доярки все-таки девушки настырные, как вы от поклонниц отбивались?

Бедрос Киркоров: Я не был привязан иметь поклонниц, но мне очень приятно было, что на мой концерт приходили пожилые люди. И молодежь тоже ходила, потому что у меня были и молодежные песни, как видите, болгарская песня есть такая: «Лек-лек-лили-лек», если вы ее пустите. Это старинная болгарская народная песня, но она очень подвижная, очень мелодичная. Хотя русские не знали болгарский язык, но всегда очень буйное аплодировали на эту песню, когда я пел.

Михаил Новахов: Мы обязательно постараемся включить ее.

Друзья, напоминаю, Бедрос Филиппович Киркоров у нас сегодня в гостях в нашем «Звездном городке». Бедрос, народный артист Российской Федерации и народный артист России. Скажите, а в Болгарии какое у вас звание? Есть подобные звания как народный артист?

Бедрос Киркоров: Обидно, у нас было звания когда-то. У меня есть сестра- оперная певица, она пела в опере в Майами, когда Филипп был там, и работала в Майамской опере. И она была заслуженной артисткой Болгарского оперного театра. 

Мари, моя сестра, получила звание, выполнив партию в спектакле «Аида», а все потому что заболела Мирелла Френи, жена популярного баса Наколая Гяурова, которая должна была ее исполнять. И вот Мари спела, и уже на следующий день ее объявили заслуженной артисткой Болгарии!

Но сейчас в Болгарии нет званий. Я хочу сказать, что я в 1962 году приехал в Москву, мне было 33 года, я поступил в Театральный институт музкомедии в класс легендарного Бориса Александровича Покровского. Он бывал и в Нью-Йорке, и в Ковент-Гарден он ставил спектакли «Князь Игорь, «Иван Сусанин» и еще другие спектакли. Это был гениальный режиссер, от которого я многое получил. И он меня принял сразу на второй курс ГИТИС, я отучился четыре года.

Михаил Новахов: Сразу на второй курс? Я знаю, Бедрос Филиппович, что  у вас не сразу сложилась музыкальная карьера, потому что ваша мама настаивала на том, чтобы вы, как и дедушка, стали сапожником?

Бедрос Киркоров: А я и был сапожником! Я был хорошим модельером и выдумывал очень красивые модели обуви. Рисовал очень хорошо. Меня приняли в оперный театр, без знаний нот, я ноты и по сей день не знаю. Помню, я учил всю партию Альфреда на итальянском языке из «Травиата», и должен был петь премьеру, но меня забрали в армию на три года, я служил на югославской границе. А после этого уже судьба так распорядилась, что я пел очень много русским туристам по домам, которые приезжали в Варну отдыхать. Так я познакомился с Арамом Ильичем Хачатуряном, Арно Бабаджаняном. Они сделали предложение, чтобы я ехал получать музыкальное образование. И вот я приехал в Москву и там остался.

Михаил Новахов: Конечно, вся жизнь тогда на постсоветском пространстве проходила в Москве.

Бедрос Киркоров: Да, тогда Николай Гяуров, направляя меня сюда, сказал: «Бедрос, обязательно узнай, где Борис Александрович Покровский. Иди стажером Большого театра». Хотел поменять направление, но не получилось. Меня перевели в ГИТИС. Покровский послушал меня и принял, а поскольку он вел тогда второй курс, то взял сразу на второй.

Михаил Новахов: Вы сказали сейчас ударение Бéдрос, на «Е» ударение, то есть правильно говорит не Бедрóс, а Бéдрос?

Бедрос Киркоров: Нет, правильно Бедрóс. Бедро. Я всегда говорю: «Ваше «бедро» и поставьте «С».

Михаил Новахов: Понятно. Возвращаюсь назад, это очень интересно. Дело в том, что Бедрос Киркоров родился в Третьем болгарском царстве. Сказочное название, как «в тридесятом царстве, государстве». Третье болгарское царство. Когда вы служили на границе с Югославией, я знаю, что ваша матушка писала письма, забрасывала письмами армейских чинов, чтобы вас перевели…

Бедрос Киркоров: У нас был ансамбль, как Александровский ансамбль, а дирижер был армянином – Киркоровю. Мама бомбила его письмами, потому что он был из города Добрича, от Добрича до Варны 30 километров. И знала его маму.  И писала: «Моего сына берите, берите». Но все равно я ровно 36 месяцев служил, и меня все-таки успели откомандировать в военный ансамбль трудовых войск. И закончил службу там.

Михаил Новахов: Но сначала, насколько я понимаю, мама писала: «Заберите сына с границы, там ветрено, он простудится».

Бедрос Киркоров: Да, было. Она бомбила: «Заберите сына, он в оперном театре поет, чего он будет делать, потеряет голос». А я очень доволен, что служил на границе, потому что я был болезненный всегда, почти каждый месяц горло болело, простуда, а там на границе мы друг друга зимой терли снегом. И заставку получили такую, что потом – тьфу-тьфу-тьфу, за ушко надо дергать, – я в своей жизни ни одного концерта не помню, чтобы я отменил по болезни.

Михаил Новахов: Ух, ты! Ничего себе, то есть такая с границы закалка пошла Бедросу Филипповичу?

Бедрос Киркоров: Да, пошла. Я очень доволен от своей службы. Многому научился. Граница – это разведка. Нас специально готовили. Я принимал 105 знаков Морзе в минуту.

Михаил Новахов: Шустро. Скажите, пожалуйста, Бедрос Филиппович, не каждому дано прожить такую долгую, успешную, насыщенную и интересную жизнь. Что было самой большой удачей в вашей жизни?

Бедрос Киркоров: Самой большой удачей была работа с оркестром Утесова. Я не только для доярок выступал по минусовки, но я выступал в Северомуйском тоннеле Байкало-Амурское магистрали. Я выступал в Заводске в цехах и на швейных фабриках. На швейную машинку ставил свою колонку, магнитофон, микрофон и 220 вольт давали.

Михаил Новахов: Где сложнее всего было выступать?

Бедрос Киркоров: И эту программу сделал Утесов, она называлась «Перелистанная страница. От сердца к сердцу». И она и по сей день у меня в программе осталась. Все смеялись, но название программы, как Утесов меня подставил, так и оставалась. Я перед каждой песней должен был рассказать. Например, «Алеша»: как она написана, почему она написана, почему на болгарской земле не погиб ни один советский солдат, а стоит памятник Алеше.

Михаил Новахов: Интересно. А где было тяжелее, сложнее всего, где была самая сложная публика, перед которой вам приходилось выступать?

Бедрос Киркоров: Я не могу сказать. Сложной публики у меня не было. Меня везде принимали очень хорошо, потому что у меня был разнообразный репертуар- эстрадные песни, народные песни, старинные романсы. Я пел на турецком языке,  пел на армянском языке, на болгарском языке. И это давало большое преимущество мне, и в первую очередь давало преимущество, и у меня были очень хорошие фонограммы оркестра Юрия Валентиновича Силантьева- Всесоюзного радио и телевидения. Все фонограммы оттуда– Большой эстрадный симфонический оркестр, великолепные музыканты. Из них один трубач, который уже, по-моему, живет в Соединенных Штатах. Он  был очень хорошим трубачем, играл сложнейшие партии на трубе.

Михаил Новахов: Вы прожили довольно большую часть своей жизни в Советском Союзе и немалую часть жизни в России,после 1991 года. А где вы чувствовали себя комфортнее как артист в СССР или уже в современной России?

Бедрос Киркоров: Весь СССР я чувствовал себя современно, очень хорошо себя почувствовала, потому что народ был всегда. Я не могу сказать, что всегда на ура проходил, но бывал и народ, который не понимал. К примеру, я перед песней говорил: «Почему вы сегодня распилили девять комбайнов и сдали на металлолом?» Я откуда это понимал, и зачем надо было это говорить? Это Утесов меня научил так. «Сегодня, – говорит, – утром в газете, а завтра уже по телевидению все гремит». Они удивлялись, спрашивали: «Пришли  полиэкономию читать или будете петь?». Я говорю: «И это, и это одновременно буду делать». «Но почему?» И потом на чаепитие мне расшифровали, что комбайны были по плану посланы, что-то не годилось на эти земли эти комбайны, заржавели. Зачем терять? Пришел новый директор, хозяин станции тракторной, все распилил.

А меня вез шофер его, а он грустный, грустный. Я всегда задавал вопросы, узнавал, как жизнь других. И когда он сказал мне: «Как не быть грустным? Сегодня распилили такие хорошенькие, новенькие комбайненьки на металлолом». А я ляпнул это на концерте. А оказалось, что директор сам. «Вы что, пришли сюда политэкономию читать? Давайте не сейчас, я потом на чаепитии объясню, почему». И он мне объяснил.

Михаил Новахов: Это, конечно…

Бедрос Киркоров: Это все Утесов, я благодарен ему очень. Это как мой творческий отец, я никогда не забуду. Жалко, 21 марта всегда у него день рождения, с года на год, в позапрошлом году уже никто не идет к дому, где он жил, чтобы положить цветы. А я всегда прихожу каждый год 21 марта. И потом, хочу сказать, что Утесов был не только хороший артист, хотя он всегда был брезгливый, говорил: «У меня противный голос, но я пою отсюда», – и показывал левую сторону. Хотел сказать, что от сердца.

Михаил Новахов: Друзьями мои, я напомню, что с нами на связи сейчас из своего подмосковного дома Бедрос Филиппович Киркоров. И, конечно, Бедрос Филиппович, задают вопросы всегда о сыне. Я думаю, что ни одно интервью ваше не обходится без вопросов о Филиппе? И скажите, пожалуйста, вас не задевает, что Филиппу часто уделяется больше времени, чем вам в интервью с вами?

Бедрос Киркоров: Нет. Я горд, потому что у Филиппа, как и у меня мутация проступила очень поздно. В 16-17 у меня тоже проступила мутация, когда меня в оперный театр приняли.

Михаил Новахов: Мутация голоса.

Бедрос Киркоров: Уже голос изменился. Я был хорошим лирическим тенором. Я про Филиппа хочу сказать, что у него никаких данных, как у вокалиста не было. Когда он пошел поступать в ГИТИС, у Покровского был ассистент Анисимов. Анисимов был режиссером Театра оперетты, а остальное время преподавал в ГИТИС как заместитель Покровского. Он готовил все эти оперные драматические отрывки, оперетточные отрывки, а Покровский приходил и только ставил оценки хорошо или что-то нужно менять.

Так вот, когда он пошел поступать в ГИТИС, комиссия стояла на своем: «Мальчик, у твоего папы был голос, а у вас нет голоса. Зачем вы пришли сюда?» А Филипп после этого пошел  и подал документы в Гнесинское. А в Гнесинском училище учился когда-то Сергей Захаров. Они с Филиппом были как родные братья – похожи. Оланда преподаватель Захарова, сказала: «Я из этого мальчика вытащу голос». И она выполнила свое обещание. она фактически вытащила голос. Не зря Филиппа с трехлетнего возраста таскали на гастроли. Он сидел за кулисами и с начала до конца смотрел, впитывал, старался.

Михаил Новахов: Фактически сцена была его домом?

Бедрос Киркоров: Да. И он никогда не жаловался. В 4:00 будили его: «Давай на поезд, надо ехать уже». И он не говорил «Ай, я хочу спать еще». Одевался сразу. Сейчас видите, его программы идут часами. Его три-четыре человека переодевают, чтобы он показал свое шоу.

Михаил Новахов: Вопрос от слушателец и от одной из наших ведущих. Спрашивают, какая самая любимая песня Филиппа ваша. Какую песню Филиппа вы больше всего любите?

Бедрос Киркоров: Casta diva. Вы помните, Филипп поет эту арию, Casta diva, это женская ария. Когда он принес первый раз эту запись домой: «Папа, смотри, что я наделал», – я говорю: «Это не ты поешь, это женщина поет». Он говорит: «Папа, это я пою. Как не узнаешь?» Потом я задумался, послушал еще раз, смотрю, это его голос.

Михаил Новахов: Но вы давали ему советы? Он приходил к вам за советами: «Папа, как вести себя на сцене, как это делать?»

Бедрос Киркоров: Прерву вас. Дело в том, что Филипп знал всех эстрадных певцов: и американских, и немецких, и французских шансонье от  Шарля Азнавуро до Мирей Матье и тому подобное, испанских певцов. И всем увлекался, делал синхронно, пускал их записи, пел и танцевал, был весь в искусстве. Я могу сказать, что нет в мире такого второго человека, как Филипп. Когда в Нью-Йорке  был концерт, в Мэдисон-сквер-гарден, они хотели сделать концерт без перерыва, а нельзя было, по закону обязательно надо делать перерыв. Филипп сказал: «В 22:00 надо заканчивать концерт, иначе вырубят свет». И попросил, чтобы директор сидел в ложе, специально. Потому что, если ты проводишь концерт больше указанного времени, будет штраф. Но директор, когда услышал его концерт, сказал: «Никакого штрафа не будет, не платите». И уже когда Филипп выступал в других местах, он всегда говорит: «Мэдисон-сквер-гарден, железный закон, но я спел и с меня штрафа не взяли».

Михаил Новахов: Друзья мои, хочу напомнить, Бедрос Филиппович Киркоров сегодня в нашем «Звездном городке». Мне кажется, что пора послушать музыку. Друзья, задавайте ваши вопросы. Лиля пишет: «С добрым утром. Приятно очень слушать уважаемого Бедрос Филипповича. Слава богу в здравии, голос потрясающий, песни красивые. Желаем вам и вашей семье огромного здоровья и благополучия». Я предлагаю послушать ту самую песню на итальянском языке. Действительно потрясающе исполнена, невероятно красивая песня, называется «Посмотри, какая луна».

Бедрос Киркоров: В утренний час мне приятно, что вы доставляете такое удовольствие русским слушателям вашего радио.

Михаил Новахов: Друзья, напоминаю, что с нами в эфире Бедрос Филиппович Киркоров, народный артист России. Давайте проверим связь. Я слышу, по-моему, даже где-то на фоне лай собаки. Это ваша собака?

Бедрос Киркоров: Да.

Михаил Новахов: Как зовут собаку?

Бедрос Киркоров: Хари. Японский шпиц.

Михаил Новахов: У нас есть вопрос от моих коллег, Павел Лунегов задает вопрос: любит ли Бедрос салат шопский?

Бедрос Киркоров: Ха-ха, какой болгарин не любит шопский салат. Это самый любимый салат сперва Филиппа. Когда приходят в гости, по его рецепту делают. Но это, конечно, болгарский рецепт, но он говорит, что это его рецепт. И всегда угощает сам, сам кладет каждому. И все, как попробуют, с удовольствием едят этот салат. Так что, это самая популярная, наша семейная традиция – угощать шопским салатом.

А знаете, почему шопский? Потому что София – это шопи. В Софии шопи это сословие людей. Они даже на языке говорят по-шопски, по-другому. По-болгарски, но как-то по-шопски. И это их салат, он так и называется – шопский. Там брынза, огурцы, магданоз, конечно, подсолнечное масло нерафинированное. Петрушка, чедрик. По-разному, кто как захочет.

Михаил Новахов: Сейчас слюнки, мне кажется, потекли, захотелось…

Бедрос Киркоров: И брынза. Самое главное – на терке сверху болгарская брынза.

Михаил Новахов: Скажите, пожалуйста, Бедрос, а как вы относитесь к черной икре? Вы любите черную икру?

Бедрос Киркоров: Ой, в детстве я болел очень сильно, можно сказать, почти туберкулез. И я часто был в детском санатории, который построила царица Иоанна еще в царское время, для бедных мальчиков, которые болеют тубекулезом. Мы там выпивали рыбий жир станаками. У каждого больного -это было самое первое, этот стакан, наполненный рыбьим жиром, Некоторые дети не могли его пить, поэтому всегда ставили рядом еще графинчик с соленой водой от кислой капусты.

Михаил Новахов: Рассол?

Бедрос Киркоров: Да, рассол. После рыбьего жира выпивали этот рассол, чтобы ушел запах. А рядом со мной сидели два мальчика, я быстро выпивал свой стаканчик, ставил. Они брали пустой, ставили свой полный. Я выпивал это. Благодаря рыбьему жиру я потом, когда приехал в Москву, увидел икру в Елисеевском магазине. Стояли тазики. Купил себе полкило, сливочное масло, черный хлеб. Пошел в общежитие. И как полагается после актерского мастерства, всегда кончались где-то часов в 10-11 занятия. Наелся, утром у меня пошла такая сыпь аллергическая. У меня тело чесалось.

Михаил Новахов: Переели черной икорки.

Бедрос Киркоров: Я не отравился, а просто отвержение.

Михаил Новахов: Ничего себе. У нас есть спонсор нашей программы – это компания Local Cavier Company, которая продает американскую черную икру дикого американского осетра. И мы всем нашим гостям дарим банку икры, но для этого правда нужно приехать в Америку. Поэтому давайте так: кто первый приедет Филипп или вы, тут же встречаем вас с банкой черной икра от Local Cavier Company. Договорились?

Бедрос Киркоров: Это, наверное, Филипп будет, я уже не летаю. Поэтому если Филипп приедет, дам телефон, созвонитесь. Он любит, конечно, черную икру. И когда болел маленьким, у него была проблема с язвой.  Мы ездили в Елисеевский магазин, директором был Соколов, бывший фронтовик Великой Отечественной войны. Его потом расстреляли за 50 000 недостачи в магазине. Сделали проверку и обнаружили недостачу. В этот магазин часто приезжала дочка Брежнева на машине,  ей заполняли багажник и она все забирала бесплатно. Вот и недостачи.  «Приехала сейчас, я ее обслуживать буду, а потом с тобой разберемся». Вот тогда Филиппу нужна была черная икра, и мы покупали в этом магазине.

Михаил Новахов: Баночка черной икры ждет Филиппа здесь в Нью-йорке. Local Cavier Company. Бедрос Филлипович, Ведущий вечернего шоу Леня Гильман задает вопрос по поводу сувенирных лошадей, которых вы дарите Филиппу на день рождения.

Бедрос Киркоров:  Вы и это знаете? 

Михаил Новахов: Распространяется информация. 

Бедрос Киркоров: А как вы считаете, почему я подарил лошадей Филиппу, когда он делал первую программу «Я не Рафаэль»?

Михаил Новахов: Не знаю, мне сложно сказать.

Бедрос Киркоров: Вы знаете, сколько времени сшивается программа во время концерта?

Михаил Новахов: Не в курсе.

Бедрос Киркоров: Три часа без перерыва! Кто может работать так? Только лощадь!

Михаил Новахов: (Смеется). Это с юмором подарок, надо сказать.

Бедрос Киркоров: И бронзовую лошадь он получил, когда в Болгарии были. 

Он там тоже делал свои большие концерты и все без перерыва.

Михаил Новахов: Сколько лошадей вы подарили Филиппу, и куда они все делись, эти лошади?

Бедрос Киркоров: Все они здесь.

Михаил Новахов: В вашем доме?

Бедрос Киркоров: Несколько лошадок, конечно, из Америки я привез, очень красивые лошадки, стеклянные, белое стекло, настоящее хрустальное стекло. Сделано три лошади, один за другим. Это еле-еле упаковывали, чтобы не сломались, таскали, принесли сюда. Они сейчас в квартире Пугачевой. Почему-то она после развода не вернула этих лошадей, не знаю, почему, наверное, понравились.

Михаил Новахов: (Смеется). Пугачева не вернула лошадей после развода. Замечательно. Еще вопрос, Татьяна Родес, ведущая нашего утреннего шоу спрашивает: «Ухаживали ли вы Бедрос в молодости за Аллой Пугачевой?»

Бедрос Киркоров: Нет.

Михаил Новахов: Не было такого желания?

Бедрос Киркоров: Такого сорта женщин не любил. И потом моя жена была одна из самых красивых девушек в Советском Союзе.

Михаил Новахов: Это прекрасные слова о супруге. Наше время к сожалению, уже подошло к концу. Большое спасибо Бедрос Филлипович, мы вам очень благодарны за интереснейшее интервью. Берегите себя, крепкого здоровья, долгих лет жизни и творчества.

Бедрос Киркоров: И вам спасибо, всем всего самого наилучшего.