104.7 FM

Freedom FM

.

.

.

.

Current track

Title

Artist

Background


Игорь Демарин


27 мая 2021. “Звёздный городок”



Михаил Новахов: В эфире программа «Звездный городок», всем доброе утро. Меня зовут Миша Новахов и просто одна звезда сменить другую спешит в нашем «Звездном городке». Сегодня с нами на связи музыкант, композитор, аранжировщик, исполнитель, продюсер, заслуженный артист Украины, автор нескольких рок-опер, автор песен, как вы уже догадались, «Америка-разлучница», «Заграница», «Витёк» и еще нескольких десятков хитов – Игорь Демарин. Игорь, приветствуем вас.

Игорь Демарин: И я приветствую вас. Как-то мне даже не по себе. Неужели я сейчас слышен в Нью-Йорке, в Америке? Неужели моя мечта сбылась?

Михаил Новахов: Игорь, дорогой, мало того, что вас слышит действительно весь Нью-Йорк, мы – единственная русскоязычная FM-радиостанция музыкальная в Нью-Йорке и наша антенна стоит на самой высокой башне – One World Trade Center, та самая легендарная башня – башня свободы, именно оттуда наш сигнал распространяется по всему городу. Так что так высоко ваш голос еще не звучал.

Игорь Демарин: Я счастлив. Я счастлив, потому что на самом деле мои символы главные в жизни, те, которые живут со мной всю жизнь, это, конечно, моя дорогая Америка-разлучница.

Михаил Новахов: Именно эта песня ведь принесла такую невероятную всесоюзную популярность?

Игорь Демарин: Да. Я задумывался часто над тем… Было время, как было время у… Я, извините, сравню такие вещи, как Abba, The Beatles, The Rolling Stones. Они успели за свои пять лет, не больше, сделать всё, чем мы сегодня наслаждаемся, и вот это было время такое творческое, молодое, задорное, дерзкое. «Америка-разлучница», «Заграница» – все это было создано в течение трех-пяти лет. Такой прорыв, и мы успели попасть в эту историю творческую, песенную. И вот по сегодняшний день я очень доволен, что сегодня востребовано всё, многие поют у нас, в России, берут, пользуются этим багажом, этим творчеством и сегодня. Разные артисты – и молодые, и звезды. Я очень рад всему происходящему.

Михаил Новахов: Песня «Америка-разлучница» действительно в нашем плейлисте, то есть она периодически звучит в эфире и уверен, что любима нашими слушателями. Вообще наш музыкальный формат – это хиты прошлого и хиты настоящего, то есть это совершенно безумный микс, безумная смесь, но людям нравится, объединяет поколения. Нас слушают и совсем молодые люди, и те, кому уже и за 60, за 70, так что мы попытались объединить, и пока что вроде бы это получается за счет таких песен, как «Америка-разлучница» в частности, конечно, поэтому спасибо огромное за эту песню.

Игорь Демарин: Спасибо. Я очень рад, что существует такая молодежь – я вас так назову, – которая неравнодушна к такому формату песен, и люди, которые слушают это и получают удовольствие. Я поздравляю с такой замечательной идеей.

Михаил Новахов: Благодарю вас. Когда я готовился к интервью, я, естественно, смотрел, слушал и читал различные интервью и так далее. В частности, в англоязычной «Википедии» написано „Russian soviet ukranian composer”. Интересно, что именно в такой последовательности, то есть русский, советский, украинский. На самом деле, Игорь, вы – действительно очень русский композитор. По мелодиям, по атмосфере это действительно настоящая русская музыка, это, может быть, даже какие-то отклики русского романса в этом есть и так далее.

Игорь Демарин: Да, да.

Михаил Новахов: Но вот сегодня почти вся русская музыка современная – это всё-таки подражание западной музыке. Должна ли, по вашему мнению, оставаться какая-то в музыке национальная идентификация или мир стал слишком маленьким для этого и уже все поют всё, что хотят, берут отовсюду? Это даже плагиатом уже не назовешь, а какое-то просто заимствование.

Игорь Демарин: Очень хороший вопрос, очень хорошее наблюдение. На самом деле то, чем завоевывается аудитория, это обязательная связь с тем хотя бы местом пребывания композитора, народностью, национальной особенностью. Обязательно. Начиная от джазовых композиций, заканчивая любой эстрадной песней. Что мы можем сказать о Фрэнке Синатре или Барри Манилове? Это очень яркие представители этой точки на планете. По этим песням, по этим исполнителям можно точно сказать, что это американские исполнители, которые еще дополнительно вносят туда какой-то свой колорит национальный, принадлежность: Синатра – к Италии, Манилов вообще, по-моему, считается русским певцом в Америке. Я просто на лету, что называется, импровизирую в этом направлении, но самое главное, что это совершенно верно: обязательно национальная принадлежность должна быть и это только лишь украшает и обогащает тот хит, который звучит на радио, звучит с пластинок и так далее.

Михаил Новахов: Кого из современных российских исполнителей вы уважаете, к кому относитесь с уважением как к профессионалам, как к музыкантам? Именно из современных, из молодых.

Игорь Демарин: Я ко всем профессионалам отношусь с большим уважением, потому что это большой труд и большие затраты и интеллектуальные, и физические. Я просто назову всех, кто отдает свою жизнь творчеству. Игорь Крутой, Матвиенко Игорь… И многие-многие. И Игорь Николаев…

Михаил Новахов: Игорь, я прошу прощения, что перебиваю. Я всё-таки имел в виду помоложе. Например, на уровне Моргенштерна, что-то такое. Вот совсем новое поколение, наши уже такие дети и внуки, скажем так.

Игорь Демарин: Здесь немножко сложновато, потому что, честно говоря, не хочется цепляться, потому что это очень быстро выветривается, не хочется тратить на что-то время, анализировать. Что-то просачивается интересное. Что-то. Но это монокультура, она распространяется на таких же, как они. Так же, как и мода, так же, как какие-то модные транквилизаторы. Я не знаю, что-то модное, очень необходимое модное – кроссовки или джинсы особой какой-то модели. И в музыке то же самое повторяется. Просто то, что задерживается надолго, это гораздо глубже и серьезнее.

Михаил Новахов: Интересно, действительно, кто же из них задержится надолго, кого будут слушать десятилетиями. Например, мне лично очень симпатична Монеточка, мне понравился ее стиль, ее песни, ее посыл.

Игорь Демарин: Модная да. Будет песня, она останется. И от Монеточки останется, и от Франкенштейна, и от всех останется. Дайте песню, дайте самое сложное в творчестве. Дайте музыку.

Михаил Новахов: Не так давно я прочитал в каких-то новостях, причем новостях не музыкальных, а околомедицинских, о том, что был проведен эксперимент и оказалось, что самая расслабляющая, самая поднимающая и дающая позитив музыка – это музыка 1980-х. Это даже не классика, как считалось раньше, – это музыка 1980-х. Это уже факт, доказанный медиками, научно доказанный факт, что это именно музыка 1980-х. Мне кажется, это очень интересное замечание.

Игорь Демарин: Да, мне приятно об этом слышать, потому что мои успехи были начиная с «Юрмалы» 1986 года, самая первая «Юрмала» Раймонда Паулса, которую он бегал по этажам… Вы бы видели в гостинице такого Паулса, одержимого, счастливого, что свое дело. Он назвал этот конкурс в Юрмале конкурсом песни. Для него всегда самое важное… Нет, кто поет – это уже выход песни, это финал, но сделать такую песню… Это еще Женя Мартынов мне говорил: такую мелодию написать, чтобы все двери открывались, чтобы ты все двери открывал ногой. Примерно вот так. И это может только мелодия сотворить и песня. Имидж, прическа и костюмчик – это хорошо всё, да, но это очень быстро уходит, а песня остается навсегда. Почему пролеты, пролеты, многие ошибки? Потому что выходят люди на конкурс без песни, а с имиджем, и это немножко другое.

Михаил Новахов: Напомню, с нами в эфире сейчас потрясающий композитор Игорь Демарин, исполнитель, и много-много-много еще можно сказать об этом человеке. Мы обязательно поговорим о рок-опере «Парфюмер», потому что это заслуживает, безусловно, отдельного внимания, вообще интереснейшая история.

Игорь, насколько мы с вами сейчас говорим о музыке, а насколько текст важен для хита?

Игорь Демарин: Текст это всё.

Михаил Новахов: Текст и музыка это 50/50? Есть вообще какое-то соотношение в этом деле или это очень всё как-то воздушно?

Игорь Демарин: У меня свое на этот счет мнение. Но моя жена Наталья уверена, что «ты можешь написать песню на любой текст», что окончательный продукт – это песня. Это всё: это гармония, это мелодия, это исполнение – всё. А слова – оно не то, что всё равно какие, но это не обязательно от какого-то мастера-поэта знаменитого или не знаменитого. Если тебе что-то понравится в тексте, то ты сделаешь. Но она по-своему права, потому что когда объявляют песню, то «Звучит песня», но не «Звучат стихи на песню того-то». Так же не объявляют, правильно? Песня на стихи. И поэтому окончательный продукт – это песня. 

Но я отношусь к песенному тексту очень серьезно и отличаю. Я этим немного славился еще с самого начала своей творческой деятельности, потому что мне один человек, который желал добра, сказал: «Прекращай писать на свои стихи, если ты хочешь вырваться за рамки». Да, я начинал писать на свои стихи, что-то выдумывал там, но я тратил очень много времени на сочинение стихов, а песня – уже как получится. И потом я задумался. Слава Богу, мне было от 15 лет. В 15 – 16 лет я учился в музыкальном училище, и поэтому у меня была возможность задуматься. И я вдруг стал искать стихи в сборниках. Нашел стихи вплоть до Маяковского. Маяковский, Семен Кирсанов, Кайсын Кулиев – вот просто такой тренинг. Получалось, получалось, получалось. Даже одну песню на стихи Кайсына Кулиева написал – мне было где-то лет 17 – 18 – и даже «Песняры» взяли в репертуар. Была такая неожиданная история, потому что там было, о чем петь.

Мелодии порой бывает мало. Если мелодия, как говорится… Мулявин мне тогда говорит: «Потрясающе! Три аккорда, а какая классная песня получилась!» – потому что там были стихи, там было, о чем петь, было, что донести и чем захватить публику. Вот в этом направлении я всю жизнь стараюсь работать, и поэтому у меня появились мои личные поэты, что называется, и потом уже по жизни я познакомился с Таничем, с Николаем Зиновьевым – московскими авторами, с которыми у нас была крепкая профессиональная работа. Танича уже столько лет нет, а я до сих пор пишу на его стихи песни.

Михаил Новахов: Да, потрясающе. Игорь, посыпались SMS-ки, сообщения. Спасибо большое нашим слушателям за внимание к нашему эфиру и к нашему гостю. Игорь Демарин, я напомню, с нами в эфире. Номер 6599 пишет: «Мулявин, кстати, не очень сильно брал других композиторов», комментирует наш слушатель.

Игорь Демарин: О-о, да, это да.

Михаил Новахов: Действительно так?

Игорь Демарин: Да, это очень серьезно, это так.

Михаил Новахов: И этот же номер вас, Игорь, спрашивает вот о чем: если бы вы поехали на необитаемый остров и можно было бы взять только одну песню любого композитора, какую бы вы взяли и слушали всё время на этом острове? Отличный вопрос.

Игорь Демарин: Я сейчас скажу…

Михаил Новахов: А давайте мы сделаем так: Игорь, вы подумаете над этим вопросом, потому что есть еще масса вопросов, а я предлагаю прямо сейчас послушать настоящий хит «Заграница». Пару слов хотите рассказать об этой песне?

Игорь Демарин: Да, конечно.

Михаил Новахов: Как песня появилась? Потому что эта песня была невероятно популярна. Наверное, по популярности она на втором месте после «Америки-разлучницы» и тема похожа – Америка-разлучница, заграница.

Игорь Демарин: Да-да. Эта песня ответила полностью на происходящее в стране. И вообще – потрясающий поэт Юрий Рогоза, который написал «Америку-разлучницу», «Заграницу», и очень много потом мы с ним… Мы даже целую рок-оперу написали, «Сагу о солдате», тоже на злободневную тему горячих точек. И уже столько лет прошло, а может быть, еще мы начнем над ней, рок-оперой, работать. 

Песня «Заграница» возникла как раз-таки, когда мы очень серьезно пережили развал Союза, развал наших символов всех. Я в это время уехал полностью, с концами, что называется, в Москву, и вот 30 лет я в Москве. Вплоть до того, что эту песню слышал сам автор развала Ельцин. Я пел в концертном зале «Россия» на самом у нас популярном концерте к Дню милиции, и как раз сидели Ельцин с Черномырдиным. А я думаю: «Елки-палки, это же вы, ребята». И я прямо на колено встал, а они в первых рядах сидят, я им говорю: «Жизни добрые страницы, мы сегодня за границей, мы сегодня далеки как никогда». Они толкают друг друга: «А точно, действительно так». 

Михаил Новахов: Подкололи, подкололи руководство немножко так да. Хорошо.

Игорь Демарин: И знаете, эту песню подхватили. И наш соотечественник Гулько, мой замечательный…

Михаил Новахов: Ой, Мишенька Гулько, мы его обожаем. Дядя Миша наш дорогой, который тоже бывал не раз у нас в эфире.

Игорь Демарин: Да, он меня тоже никогда не забывает и обязательно, когда поет «Заграницу», скажет «Мой друг…». Я ему передаю большой привет, люблю его и обожаю, семью его замечательную.

Михаил Новахов: Я ему сегодня же позвоню и передам все эти приветы обязательно.

Игорь Демарин: Очень здорово. Я хочу творческий вечер, всё-таки если пандемия когда-нибудь закончится, я его обязательно приглашу именно на эту песню, потому что он лучше всех ее исполнил, так четко, правильно, замечательно.

Михаил Новахов: Да, Миша невероятный артист. Игорь, когда пандемия закончится, мы ждем вас здесь, в Америке. Представляете, вы сделаете концерт с Мишей Гулько вместе. Это было бы замечательно совершенно. Наша радиостанция обязательно поддержит ваши гастроли.

Игорь Демарин: Если вы поддержите, тогда я буду спокоен.

Михаил Новахов: Вы имеете мое слово.

Игорь Демарин: Спасибо. Потому что есть, чем порадовать наших соотечественников, всё есть.

Михаил Новахов: Вот перед песней «Заграница» хочу прочитать очень приятную SMS-ку: «Спасибо большое за ваши песни», – пишет наша слушательница Лиля. «Очень болели за Ирину Шведову в проекте „Суперстар“ и очень любим песню „Америка-разлучница“. Всего вам самого наилучшего и творческих успехов».

Игорь Демарин: Спасибо, очень приятно, что смотрели «Суперстар», замечательно. Это очень важная зрительская поддержка.

Михаил Новахов: Ну что, Игорь, слушаем песню «Заграница», после этого коротенький рекламный блок. Пожалуйста, никто не отключайтесь – мы продолжаем нашу интересную беседу с Игорем Демариным.

Михаил Новахов: Да, это действительно «Звездный городок». Сегодня в наш «Звездный городок» заехал Игорь Демарин, замечательный композитор, исполнитель. Игорь, к нам пробился в эфир человек, которого – уверен – вы очень хорошо знаете. Моя коллега Лена Пригова.

Елена Пригова: Игорь, привет. Я не могла не набрать, я не могла не позвонить. Заграница, здесь друзей родные лица. Это та Лена Пригова, с которой ты летел в звездную Юрмалу. Таня Миллер, Лена Пригова – это я, Игорь. Привет. Я работаю тоже на этой радиостанции, я тоже веду программы, но уже политические, вот так. Так что я просто слушаю. Я на днях разговаривала с Юрой Рогозой, мы просто вспоминали, много вспоминали. Мы вообще с Юрой часто общались и общаемся «ВКонтакте». И хотелось бы с тобой тоже контакт.

Игорь Демарин: Леночка, я очень рад. Так неожиданно. Вот так сюрприз.

Елена Пригова: Я вчера нахожусь на радиостанции, веду передачу и смотрю – Демарин! И ты знаешь, всё оборвалось внутри, потому что это наша молодость, это наша юность, нам есть, о чем рассказать, что вспомнить! Я вспоминаю эту Юрмалу, я вспоминаю эту «Иванну», я вспоминаю, как я с Юрой Рогозой сидела и текст правила этой «Иванны», и потом ты прилетаешь, и всё – приз зрительских симпатий. Вот тогда действительно речь шла о музыке, о песнях, а всё остальное было вторично. Я счастлива, что я тебя услышала, я надеюсь тебя скоро увидеть.

Михаил Новахов: Лен, мы Игоря приглашаем и поддержим, конечно же, концерты с большой радостью, так что действительно надеемся на встречу. Леночка, спасибо тебе огромное. Мы с тобой увидимся значительно раньше, чем с Игорем Демариным.

Елена Пригова: Да-да. Игорь, удачи, до встречи! Пока!

Михаил Новахов: Счастливо, пока. Игорь, это еще не последний сюрприз. Например, пишет нам номер: «Спасибо за приглашение Игоря. Миша Гулько передает привет. Только вчера в ресторане пел ее под аплодисменты». Это Таня, жена Миши Гулько. Танечка, спасибо. Представляете, вот буквально вчера пел Миша Гулько эту песню под бурные аплодисменты, так что всё живо. И это потрясающе, что всё живо.

Игорь Демарин: Танечке большой привет, очень люблю ее.

Михаил Новахов: Есть у нас несколько вопросов. Когда я вижу вопрос от слушателя, я свои задвигаю на второй план, потому что от слушателей намного важнее. Вот пишет нам номер 6156: «Во-первых, что сначала пишется – музыка или текст? Или можно сначала текст написать, а музыку может написать другой продюсер?» Итак, музыка или текст – что сначала пишется?

Игорь Демарин: Я не буду углубляться в эту очень философскую тему, но лично я люблю писать на текст, готовый текст, особенно когда это из-под руки мастера, такого как Зиновьев, Танич, Рычинский, Рогоза. Они создают уже форму, и мне остается только лишь расшифровать, что они туда вбили, какую тему, вплоть до того, как они сами представляют эту песню. И часто бывало такое, что Танич говорит: «Ну Игорек, ну просто я так и представлял, что такая должна быть песня». Но бывает такое, что возникает мелодия интересная, и если нужно из нее сделать песню, может подключиться автор и сделать стихи на готовую мелодию. Я знаю, Мартынов так любил работать, сочинял мелодию. И бывало, в поездках я видел, он постоянно что-то напевал, он озабочен был собственной мелодией, что-то услышать и быстренько записать, зафиксировать. А потом, я знаю, что и Илья Резник, и многие его соавторы-поэты текстовали песню и получалось на музыку. То есть это процесс, что называется, на усмотрение, как идет работа. 

Бывает такое, что, когда работаешь над мюзиклом… Сейчас мы выпустили с Наташкой, моей женой, она мне очень помогла сделать детский мюзикл, очень интересный – «Чудеса за два часа». И наш продюсер Татьяна Луговая была инициатором создать этот мюзикл, и мы сделали. В этом году на Новый год, на новогоднюю елку мы будем показывать до двадцати шоу нашим детям во Дворце спорта. То есть здесь была такая работа, что порой нужно подредактировать текст. Даже сам автор, кто писал стихи, она может пересмотреть, переписать. Я уже создал музыку, допустим, два-три номера есть, но если нужно что-то подработать, текст подрабатывается. Но во всём должна быть рука мастера, что называется, и ни в коем случае не должно быть никаких загвоздок. Взаимопонимание с поэтом. Переделал слово, переделал предложение – это не должно восприниматься в штыки. Бывает часто, что певцы, исполнители: «Нет, здесь вот это я петь не буду». А я считаю, что если поэт создал именно такой оборот стихотворный, значит, он так и должен быть. Композитор создал вот такую мелодию – ее нельзя менять. Это моя еще консерваторская сноровка и учеба.

Михаил Новахов: Консервативно-консерваторская.

Игорь Демарин: Консервативная, да. Я очень консервативно отношусь. 

Михаил Новахов: Ну понятно, конечно. Пишет нам 6156: «Спасибо за ответ, крутой чел, респект». Вот так.

Игорь Демарин: Этому человеку теперь станет легче.

Михаил Новахов: Игорь, и этот же слушатель спрашивает, куда и к кому лучше обращаться со своими текстами песен? Такой неожиданный вопрос. Человек, видимо, пишет и хочет прислать. Есть ли какая-то возможность это сделать?

Игорь Демарин: У меня всегда открыто для всех творческих людей, которые хотят показать, поделиться. У меня очень много такого контакта. И кстати, находятся интересные тексты, интересные неожиданные темы. А вдруг, если мне понравится, так я могу и заказать что-то, почувствую язык человека, насколько он мыслит в поэзии, и это будет очень… Для меня это всегда важно.

Михаил Новахов: Игорь, есть вебсайт какой-то, через который можно написать e-mail?

Игорь Демарин: Да, я почту оставлю, пожалуйста, передайте. Или Instagram. Пожалуйста, в Instagram.

Михаил Новахов: А, на Instagram можно написать. Замечательно, 6156. Игорь, у нас есть долг перед нашим слушателем, который спросил, какую же песню вы бы взяли с собой на необитаемый остров при условии, что можно было бы взять только одну?

Игорь Демарин: Честно говоря, не знаю, почему я вспомнил Барри Манилова. У него есть песня, там в названии что-то там Magic, а вступление – полностью прелюдия Шопена до-минорная. Если вы послушаете ее, чего-то она меня последнее время сопровождает, не знаю.

Михаил Новахов: Я записываю, мне тоже стало интересно.

Игорь Демарин: Очень крепкая… В общем, Барри Манилов, до-минорная прелюдия Шопена, и там это будет песня. Он мастерски сделал на эту гармонию Шопена свою мелодию, то есть такой синтез очень интересный. 

Я бы Элтона Джона повез бы и слушал бы тоже одну из песен.

Михаил Новахов: Игорь, нельзя, это уже две. У нас осталось очень мало времени, еще хочется послушать песню «Витек», которую я обожаю просто, я считаю, что это потрясающая песня. И мы эту песню здесь с ребятами – мы все играющие, все играют, все поют – всегда на каких-то наших пьянках поем всегда, всегда просто. Спасибо огромное за эту песню.

Игорь Демарин: Ну отлично. Это на стихи Михаила Танича, эта песня нас познакомила. В начале 1990-х мы встретились и сразу, сходу.

Михаил Новахов: Здорово. Игорь, как вам удалось получить у Патрика Зюскинда, который написал «Парфюмера», права на написание рок-оперы. Известно, что он абсолютно был против всяких постановок театральных «Парфюмера». Как вам это удалось?

Игорь Демарин: Это моя невообразимая одержимость, невообразимая, потому что я настолько проникся, настолько мне понравился этот роман, хотя на то время это был уже взрослый роман, он 1985 года выпуска, а я с романом познакомился в 2000-м, можно сказать. Еще книги не было в России, было где-то в журналах. И я на флешке… На какой флешке – еще флоппи-диски были. Прочитал всю книгу на флоппи-диске. Но еще не дочитал, уже вышли книги, я начал интересоваться. Мне там было достаточно одного названия, честно говоря. Потом я стал этот роман сам писать. Я читаю Зюскинда и понимаю, что это я пишу. Мне кажется, он гениальный писатель и вообще жизнь у него очень неординарная, интересная. Сам он музыкант, пианист. 

В общем, сложности были огромные, но моя одержимость в течение двух лет… Естественно, помогала мне моя Наташка, потому что без нее я бы не справился с эмоциональным стрессом. Это были страшные два года, пока мы вели переговоры, потом я сделал премьеру, нарушая все права, и международные. Я сделал премьеру без спроса, я вложил деньги в оркестровки, в премьерный показ, сцену, аренду оперного зала…

Михаил Новахов: Это называется любовью к искусству. Чистая любовь к искусству.

Игорь Демарин: Да, это страсть была. Еще и записали, видео сделали и послали ему, прямо вот так. Думаю, будь что будет, пусть засудит, делает со мной что хочет. Но получилось всё наоборот. У него вопрос был: «А кто вам заказал?» Я говорю: «Заказал Господь Бог и ваше гениальное перо». Вот и весь заказ. Ему было интересно, потому что там на сцене было очень видно, что это сделано было, потому что такая рок-оратория получилась концертная, рок-опера с хором в 100 человек, с оркестром 70  человек, с солистами.

Михаил Новахов: Это вряд ли привезешь, конечно. Хотя…

Игорь Демарин: Любая рок-опера, любая опера Верди, Пуччини – это можно фортепиано и солисты. Если это чего-то стоит, она и в таком виде прозвучит. Так, как Леонкавалло с «Паяцами» ездил с великим Карузо, объездил весь мир, и Америка приняла – под рояль. «Смейся, паяц» пел Карузо под аккомпанемент автора Руджеро Леонкавалло. Это моя путеводная звезда, мой Олимп музыкальный. Поэтому рок-опера «Парфюмер» звучит в любом виде. Мы на гастроли, естественно, тоже не выезжаем, 150 человек, а делали нормальные концертные. И воспринималось всё публикой стопроцентно.

Михаил Новахов: Игорь, давайте обсуждать. Мы говорим с вами меньше часа, а сколько проектов у нас с вами возникло в Америку привезти. Игорь, спасибо вам огромное за этот откровенный разговор. В «Звездном городке» нашем мы вас ждем, всегда рады и всегда поддержим с большим-большим удовольствием. Удачи вам во всем и здоровья.

Игорь Демарин: Спасибо. Всех благ.

Михаил Новахов: Всех благ. Слушаем песню «Витек».