104.7 FM

Freedom FM

.

.

.

.

Current track

Title

Artist

Background


Ксана Сергиенко


1 июля 2021. “Звёздный городок”



Михаил Новахов: В эфире «Звездный городок», доброе утро Нью-Йорк! Вы узнали эту песню? Кто может о Нью-Йорке петь с такой любовью? Только тот человек, который жил в этом городе. «Наша, добившаяся успеха в Москве» – Ксана Сергиенко! Ксаночка, привет! Давно ли ты была в Нью-Йорке?

Ксана Сергиенко: В свете всех этих событий, знакома ли вам пандемия в Нью-Йорке 

Михаил Новахов: К сожалению, знакома. 

Ксана Сергиенко: Поэтому давно. Года полтора или два назад. Я даже не помню сколько мы уже сидим в доме, в квартире, по дачам.

Михаил Новахов: Уверен, что тебя тянет в Нью-Йорк, так же как меня в Москву, потому что Москва мой родной город. 

Ксана Сергиенко: Да. Но я родилась в Украине, потом переехала в Нью-Йорк — в 13 лет, и уже седьмой год, как  в Москве.

Михаил Новахов: Это очень круто наблюдать за твоими успехами, включать телик, видеть тебя на Первом канале в самых наикрутейших проектах. Помню когда-то мы с тобой были на одной сцене, я что-то объявлял, в качестве конферансье что-то вел, ты пела в «Распутине», в Cats, в многочисленных наших увеселительных заведениях. 

Ксана Сергиенко: Мы развивали свой шоу-бизнес.  Как известно, иметь хороший голос и харизму, не значит сразу взлететь на пьедестал. Шоу-бизнес- дорогое удовольствие. Мне кажется, что у меня ничего не получается, а потом смотришь по телику, думаешь: «Да ничего, нормально вроде, лучше, чем было». И меня бы не было той, которая я сейчас есть, то, что из меня вышло без Нью-Йорка. Я думаю, что он меня закалил, воспитал и сделал.

Михаил Новахов: Очень многие музыканты нас слушают и конечно, ресторанные певцы, можешь передать им всем привет.

Ксана Сергиенко: Дима Соболев, Слава Полтавский. Вот уже два имени назвала и плохо сделала, потому что исключила всех остальных. И Даглас, и Настя Кириллова, и Юлия Мирошниченко, Юлия Пшеничная и очень большое количество людей, с которыми… Господи, сейчас начнется: «Как ты меня не вспомнила?»

Михаил Новахов: Я так понимаю, твои бывшие коллеги по цеху разделились на три категории, те кто остался здесь, радуясь твоим успехам, те, кто просто молчит, и те, кто, может быть, даже завидует – есть такие?

Ксана Сергиенко: Я не знаю. Есть люди, с которыми я до сих пор очень хорошо общаюсь. Как Слава Полтавский и Дима Соболев.

Михаил Новахов: Славу я буквально недавно видел, мы с ним встретились в одном из ресторанов. Потрясающий певец на самом деле. Кстати, я Славу спрашивал: «А почему ты на «Голос» не поехал?»

Ксана Сергиенко: Он, наверное, говорит: «Да зачем это? Это для этих, кто еще ищет и не нашел».

Михаил Новахов: Именно так он и ответил! 

Ксана Сергиенко: Столько лет уже прошло и столько проектов, и все-таки «Голос» остается, наверное, единственным проектом, который зарекомендовал себя на длительное время вперед. 

Михаил Новахов: К большому сожалению, у нас на территории США официально российский «Голос» не показывают. 

Ксана Сергиенко: Что запрещено, того хочется больше. 

Михаил Новахов: Скажи, вы общаетесь с Наргиз? У Наргиз, пожалуй, очень похожая история, прорвалась в «Голос», добилась успехов… 

Ксана Сергиенко: Мне кажется, у нее еще круче получилось, намного успешнее. Мы, к сожалению, не общаемся плотно.

Михаил Новахов: Вы же выступали на одной сцене здесь, в Нью-Йорке. Неоднократно.

Ксана Сергиенко: Я могу признаться честно, когда она поехала на «Голос», это стало для меня большим пинком. Я пошла на американский «Голос», потом поехала на украинский, поехала в Москву. Я сделал этот выбор осознанно.

Михаил Новахов: За тобой нет шлейфа скандалов. Скажи, ты  специально их избегаешь? Артисты же часто сами создают скандалы. 

Ксана Сергиенко: Это камень в огород моим пиарщикам. 

Михаил Новахов: У тебя какой-то очень светлый образ. 

Ксана Сергиенко: Я думала, как бы зачернить свой образ? Был у меня инцидент: после одного из проектов я случайно разбила себе голову, и это вышло в новостях, на первой странице «Яндекс. Новости». Я думаю: «Ну вот же, вот же популярность!». Потому что пиар, как мы все знаем, это не то, какую песню ты выпустила. Инфоповод создает происшествие а-ля день рождения, похороны, свадьба, разбил голову, отрезали руку, поломал ногу — вещи, которые не относятся никак к музыке. 

Михаил Новахов: Это похоже культивируется в российском шоу-бизнесе. Или в американском тоже?

Ксана Сергиенко: Мне кажется, везде. Но когда я была в Нью-Йорке, мне казалось, что люди все-таки больше затачиваются на качество своего продукта

Михаил Новахов: В Америке музыке уделяется больше внимания, чем пиару.

Ксана Сергиенко: Все-таки многое, что происходит в России, это оглядка на Запад. Есть урбанистические, андеграундные артисты, которые сейчас в России и в Украине, пытаются делать что-то новое, но все равно в этом слышна доля Запада. Если это не фолк, что делает, кстати,  Zventa Sventana (Тина Кузнецова и мне очень нравится, или Дорн, какой-то симбиоз очень интересных вещей, которые ранее я не слышала. Но это чисто вкусовщина, мое субъективное мнение. И все-таки, все равно есть оглядка на Запад.

Михаил Новахов: Она всегда была. У меня недавно были интервью с Игорем Сарухановым, Игорем Корнелюком, с Глызиным в прошлый четверг было интервью. Это музыканты, которые поднялись в 1970-х 1980-х и они говорили то же самое: «Мы всегда ориентировались на Запад. Мы смотрели, что выходит там. Конечно, не копировали вслепую, нота в ноту»…

Ксана Сергиенко: Брехня все это, конечно, копировали.

Михаил Новахов: Но они же не признаются в этом. 

Ксана Сергиенко: Естественно. 

Михаил Новахов: Мы послушали песню «Нью-Йорк», мы с нее начали и у нас есть песни «Обнимай», Slow disco и NBTU. Я очень заинтригован аббревиатурой NBTU. Что это такое, расскажи, пожалуйста?

Ксана Сергиенко: Давай разгадаем, сделаем сейчас опрос. 

Михаил Новахов: У нас есть рубрика, где мы расшифровываем аббревиатуры иначе, чем они звучат. NBTU — друзья мои, давайте, напрягите мозги, считайте, что это наша рубрика «Ok, отжигай креативно». Мы сейчас послушаем песню, аббревиатура которой NBTU по-английски. Телефон для СМС-сообщений 3472010410. После того как мы вернемся, мы зачитаем все варианты. Ксана, я хотел бы, спросить – где ты находишься, чтобы мы визуализировали тебя? Мы слышим интересные звуки…

Ксана Сергиенко: Я нахожусь в театре на прогоне иммерсивного спектакля с участием чемпионов аргентинского танго. Сейчас у нас идет прогон.

Михаил Новахов: Иммерсивный – одно из самых популярных сегодня слов в шоу-бизнесе. 

Ксана Сергиенко: Иммерсивное, потому что есть винчик, что покушать, закусить. Ресторан- можно назвать иммерсивным шоу. 

Михаил Новахов: Короче, ребята, если в театре есть буфет — это иммерсивное шоу. Все понятно, да?   А прямо сейчас слушаем песню под названием NBTU. А вы, друзья, гадайте, гадайте: почему, что это за аббревиатура — NBTU?

 (Звучит песня)

Михаил Новахов: Ксаночка, ты с нами все еще?

Ксана Сергиенко: Да, я здесь. Я только что сделала поклон — очень механично, быстренько — и прибежала сюда. 

Михаил Новахов: У нас есть несколько вариантов расшифровки. 

Ксана Сергиенко: Самое интересное! 

Михаил Новахов: Есть такой вариант: NBTU — Nobody Better Than You. 

Ксана Сергиенко: I like that!

Михаил Новахов: Еще есть вариант очень смешной, по-моему «Это клуб гомофобов “No Butt To You”». По-моему, круто. 

Ксана Сергиенко: Супер! 

Михаил Новахов: Мне кажется, этим людям нужно пообещать контрамарку на твой концерт в Нью-Йорке. 

Ксана Сергиенко: Как минимум. Я надеюсь, он все таки когда-нибудь состоится. No Butt To You — это, смешно, прикольно. 

Михаил Новахов: Теперь давай правду. Что это на самом деле? 

Ксана Сергиенко: Never Belong To You. Последняя строчка припева.

Михаил Новахов: Вот оно что!

Ксана Сергиенко: Только мы убрали will.

Михаил Новахов: Понятно. Или это такое имя? 

Ксана Сергиенко: Мaybe.

Михаил Новахов: Скажи, кому мы должны быть благодарны за твою красоту невероятную? В кого ты в маму или в папу?

Ксана Сергиенко: И в маму, и в папу. I took the best.

Михаил Новахов:   Расскажи про родителей.

Ксана Сергиенко: К сожалению, папа очень давно ушел из жизни, когда мне было 13 лет, мама у меня до сих пор в Миргороде. Сестра, племянник, тетя – все мои родные живут на Украине.  

Михаил Новахов: Ты одна приехала в Америку?

Ксана Сергиенко: Да-да. Есть такой прекрасный ресторатор Алекс Подольный… 

Михаил Новахов: Знаем, конечно, в Майами сейчас. 

Ксана Сергиенко: …Арик и Алик Шварцы.

Михаил Новахов: У Шварцев мы работали на радио «Всё».

Ксана Сергиенко: Вот они своими силами меня и привезли. 

Михаил Новахов: Вот как! Я, кстати, у Арика Шварца недавно был на дне рождения, ему исполнилось 60, был потрясающий юбилей. 

Ксана Сергиенко: Да. Мне Сережа Дудин, кстати, человек, который научил меня петь с расщеплением, мой хороший друг, рассказал, что было очень весело у вас там. 

Михаил Новахов: С кем ты подружилась из российских знаменитостей?

Ксана Сергиенко: А, кого вы считаете знаменитостями?

Михаил Новахов: Не знаю. Может, с Киркоровым  подружилась?

Ксана Сергиенко: Этих людей хотелось бы спросить. Я со всеми общаюсь. Хорошо дружим с Димой Колдуном, со Стасом Костюшкиным, хорошо мы дружим с Любой Успенской — «нашей, американской», скажем так. С Александром Яковлевичем Розенбаумом, который мне подарил песню, она выходит в сентябре. 

Михаил Новахов: Кстати, присылай, новые песни, мы с удовольствием поставим их в эфир, с большим наслаждением. Я знаю, что даже у больших артистов всегда есть проблема с постановкой в эфир новых песен.  

Ксана Сергиенко: Да, это замкнутый круг, если в интернете песня неизвестная, то на радио не попадет, а если нет на радио, то в интернете ее искать не будут, потому что люди об этом просто не знают.

Михаил Новахов: У тебя есть блат на Freedom FM. С радостью поставим твои новые песни! Такой вопрос: «От чего отвыкла в Москве и к чему привыкла после долгой жизни в Нью-Йорке?» Что тебя удивило в России?

Ксана Сергиенко: То, что все напоказ, главное – произвести впечатление, а существует это на самом деле или нет- всем неважно. Это меня всегда сильно настораживало. Сейчас потихоньку это меняется. Но все равно все еще нужно насыпать пыль в глаза. 

Михаил Новахов: Но это не остановило тебя от жизни в Москве.

Ксана Сергиенко: Я не знаю, где и что меня ждет. 

Михаил Новахов: Насколько, ты прогибаешься под российский шоу-бизнес? 

Ксана Сергиенко: Когда я пришла на «Голос»,  не понимала, что от меня хотят, и какой я должна быть. Через какое-то время, очень сильно «опластмассилась». И начала делать вещи, которые мне не свойственны, перешагивать через себя. Это тяжелый путь, начинаешь строить себя заново.

Михаил Новахов: То, что ты сегодня делаешь в музыке – тебя устраивает? Нет конфликтов с собой?

Ксана Сергиенко: Всегда есть конфликты. Но я и не хочу, не дай Бог, чтобы настал этот момент настал, когда я буду довольна собой. 

Михаил Новахов: У тебя была когда-нибудь «Звездная болезнь»? 

Ксана Сергиенко: Именно сейчас, я послала куда подальше одну журналистку из Russia Today, потому что она хотела влезть в наш эфир. Я сказала: «Не пошли бы вы на …?» Это считается звездной болезнью?

Михаил Новахов: Должен предупредить, что мы не можем материться в эфире.

Ксана Сергиенко: Я надеюсь, вы сделали «пи». 

Михаил Новахов: Нет, мы не успели. Прекрасное русское слово из трех букв прозвучало со всей высоты «Башни Свободы» (Freedom Tower). 

Ксана Сергиенко: Viva, русский язык! Знаешь, я не люблю беспардонность. Если кому-то что-то нужно, надо заранее предупредить или договориться. 

Михаил Новахов: Согласен. Ты сталкивалась с российско-украинской истерией?

Ксана Сергиенко: Нет,  абсолютно нет. 

Михаил Новахов: С Украиной нет проблем? Никто тебя не обвиняет, что ты в России работаешь, получаешь рубли?

Ксана Сергиенко: Семья меня не обвиняет, это самое главное. А остальные, мне фиолетово. 

Михаил Новахов: Расскажи об участии в проекте «Точь-в-точь» на Первом канале. Что было самым тяжелым?

Ксана Сергиенко: Когда я уехала из Москвы в 2003 году… я так распереживалась, что началась паранойя на сцене, через несколько дней уехала в Америку. И вот через 15 лет в Москве я выхожу на сцену, у меня был номер Stromae, меня запаковывают в парик, в пластический грим, ушные мониторы, микрофон, еще и под одеялом.  Я настолько была не уверена в словах, это французский язык, что опять началась паника. Я убегаю со сцены, а тут еще партачит оператор, и съемка останавливается, получается, не по моей вине. Ко мне подходит моя педагог по перевоплощению голоса и говорит: «Так, все, расслабься, плечи назад, сделала упражнение, две минуты и мы идем». И я за эти две минуты справилась, разобралась и навсегда расквиталась с этой ситуацией. 

Михаил Новахов:  Самая большая площадка, на которой тебе приходилось выступать? 

Ксана Сергиенко: «Алые паруса» в Санкт-Петербурге. 

Михаил Новахов: Сколько народу?

Ксана Сергиенко: Говорили, миллиона два. Просто выходишь в море, туман, ты видишь перед собой эту дымку.

Михаил Новахов: Чувствуешь энергетику толпы? Питаешься ей?

Ксана Сергиенко: Конечно. А кто же не питается? 

Михаил Новахов: Ксана. Пролетел час.  Обнимаю тебя, желаю добра счастья, удачи, здоровья. Знай: Нью-Йорк тебя ждет, и радио Freedom FM поддержит твои гастроли!

Ксана Сергиенко: Я очень рада, что Нью-Йорк меня ждет. И я к нему вернусь!