104.7 FM

Freedom FM

.

.

.

.

Current track

Title

Artist

Background

Наталья Бестемьянова

Наталья Бестемьянова в "Звёздном городке" 03.25.2021 на FreedomFM 104.7 New York



Наталья Бестемьянова


25 марта 2021. “Звёздный городок”



Миша Новахов: Доброе утро, друзья. Меня зовут Миша Новахов, это Radio Freedom FM 104.7, Нью-Йорк. И сегодня в «Звездном городке», сказать спортсменка, это ничего не сказать, потому что это значительно больше. Олимпийская чемпионка 1988 года, четырехкратная чемпионка мира, пятикратная чемпионка Европы, трехкратная чемпионка СССР и, конечно, Заслуженный мастер спорта СССР Наталья Бестемьянова! Наталья, здравствуйте.

Наталья Бестемьянова: Здравствуйте, здравствуйте, Михаил.

Миша Новахов: Наталья, я всегда начинаю свои интервью с некой визуализации гостя, потому что мы, к сожалению, не видим друг друга, и гости перестали приходить к нам в студию в связи с пандемией, никто никуда не приезжает, не переезжает. Пожалуйста, расскажите, где вы сейчас находитесь, чтобы мы представили, – в каком городе, в каком месте?

Наталья Бестемьянова: Да, я нахожусь в Москве сейчас, на катке в центре Москвы. В районе метро «Марьина роща» выстроили новый частный каток, в котором располагается академия Виктора Кудрявцева, нашего прославленного фигуриста, тренера фигуристов. И я прихожу сюда помогать тренерам, ставлю программы. Больше всего в нашем мире фигурного катания я люблю заниматься хореографией программ, поэтому с удовольствием хожу и помогаю тренерам с хореографией программ для девочек 10-13 лет, вот так.

Миша Новахов: Спасибо огромное, что в жестком достаточно графике уделили время нам. И если позвонит Наталья Бестемьянова, где-нибудь, скажем, с девяти утра до девяти вечера, ответ будет: «Я на катке»?

Наталья Бестемьянова: Нет-нет, что вы. Во-первых, можно подумать, что я все время занимаюсь только тем, что работаю с девочками. Нет. У нас с моим мужем Игорем Бобриным и моим постоянным партнером Андреем Дукиным есть театр, Театр ледовых миниатюр. Художественный руководитель, как я уже сказала, Игорь Бобрин. Я продюсер, я актриса, я, ну, в общем, все в одном лице. И из-за пандемии мы немножко остановились, потому что мы путешествовали. Мы были на колесах, в турах, но сейчас, как вы понимаете, все как-то остановилось, и уже больше года театр, в общем, не работает.

Миша Новахов: Но театр…

Наталья Бестемьянова: Поэтому я не могу сидеть на месте. Катки открыты для спортсменов, поэтому я применила свои знания в спорте сейчас в данный момент.

Миша Новахов: Замечательно. А что, любой человек может прийти на этот частный катов, заплатив, видимо, за вход, и посмотреть на льду на Татьяну Бестемьянову. Понятно, что это не будет показательное выступление, но, тем не менее.

Наталья Бестемьянова: Да, здесь свободный проход…

Миша Новахов: Слушайте, здорово.

Наталья Бестемьянова: Если вы хотите кататься, то, но это спортивные секции здесь бесплатно. Я, на самом деле, не очень знаю.

Миша Новахов: Понятно.

Наталья Бестемьянова: А для public skating, наверное, в выходные есть время. Но, во всяком случае, можно набрать в интернете «Академия льда» и все, вы зайдете и все узнаете.

Миша Новахов: Я просто спросил, потому что подумал: неужели простой смертный может вот так прийти, подойти, не знаю, сфотографироваться с вами.

Наталья Бестемьянова: Не только здесь. Меня можно увидеть, и буквально вчера я была в Домодедово, во дворце спорта «Легенда», в котором расположена школа Натальи Бестемьяновой, и уже около пяти лет там катаются дети, набраны тренеры. И я, к сожалению, я не могу ездить туда каждый день, это, в общем-то, далековато для меня. Но раз в какой-то промежуток времени я там бываю с мастер-классами. Буквально я вчера там была. Если выйти на мою страничку в Facebook, то там выставлены фотографии. Или, я думаю, что есть в Instagram школа Бестемьяновой, есть фотографии о том, как я там вчера рассекала.

Миша Новахов: Ага, понятно.

Наталья Бестемьянова: И есть одно место в Подмосковье, это недалеко от того места, где мы живем с Игорем (не будем раскрывать уже все явочные квартиры), но мы живем за городом, когда мы в России. И рядом с нами располагается город Жуковский, в котором есть небольшой тоже частный каток, на котором я бываю в определенные дни недели. У меня есть постоянные ученики.

Миша Новахов: Здорово, здорово! Насколько я понимаю, Театру ледовых миниатюр уже, кажется 35 лет, да?

Наталья Бестемьянова: Да, 22 февраля исполнилось 35 лет. И первый раз за все вообще пребывание театра на колесах, мы не собрались и не отметили, потому что все еще был карантин, все еще мы были в процессе, как раз мы сделали вторую прививку и было опасно как-то собираться. Вот так 35 лет не отпраздновали.

Миша Новахов: Ну, Наталья, нагоним!

Наталья Бестемьянова: Придется на следующий год отпраздновать.

Миша Новахов: Нагоним, да, вы знаете, да, пандемия, она все перекроила, все изменила, все абсолютно планы во всех странах. Я уверен, что нагоним.

Также я хотел бы поблагодарить торговый дом «Санкт-Петербург». Именно при его поддержке сегодня выходит наша программа, программа «Звездный городок», интервью с Натальей Бестемьяновой. Дело в том, что в торговом доме «Санкт-Петербург», как вы знаете, это крупнейший импортер книг на русском языке в Америку, также есть книга, которая называется «Танго нашей жизни. Пара, в которой трое». Мне, кстати, очень нравится название – пара, в которое трое, замечательно совершенно.

Наталья Бестемьянова: Да, это про нас.

Миша Новахов: Естественно, да.

Наталья Бестемьянова: Я всю жизнь каталась с Андреем Букиным, была и есть замужем за Игорем Бобриным, поэтому так придумалось. Но так как это уже третье издание нашей книги, то издатели попросили дать книге еще одно название. Поэтому именно это издание книги, последнее, называется, есть второе название, «Танго нашей жизни».

Миша Новахов: Вы имеете, второе издание книга изменяется как-то или она просто переиздается…

Наталья Бестемьянова: Это третье издание. Это уже третье издание. Каждое следующее издание выходило, так получилось, через девять-десять лет. И, естественно, дописывали то, что произошло за эти последние девять лет. Вот последнее издание, это то, что произошло с нами за последние девять лет.

Миша Новахов: Я бы хотел буквально несколько строчек прочитать из книги, это самое начало, да? Значит, «Наташа пока без Андрея», называется глава. «Меня записали на фигурное катание из-за слабой ноги, в четыре года мне вырезали опухоль из-под колена. Врачи предупредили родителей, что если мне не сделать операцию в детстве, я, когда вырасту, ходить буду плохо». И немножко пропущу здесь. «Мама пришла в ужас – ушел ребенок на неделю в больницу, ушел своими ногами, вернулся – ходить не может». Потрясающее начало для, так сказать, книги олимпийской чемпионки, да?

Наталья Бестемьянова: Система не здорова, понимаете? Из-за нездоровья подались в спорт, да.

Миша Новахов: Да-да-да, просто, чтобы подлечить ребенка, она берет, становится чемпионкой. На самом деле, хотел вернуться немножко к театру. Да, книгу, друзья, конечно, вы можете приобрести в торговом доме «Санкт-Петербург» на веб-сайте ruskniga.com. И просто на первом Брайтоне в торговом доме «Санкт-Петербург».

Наталья, но театр, конечно, это большой сложный бизнес. Вам и Игорю приходится заниматься буквально всем или только творческими вопросами? То есть вы не решаете бизнес-вопросы, или приходится все-таки? Как вы это совмещаете все?

Наталья Бестемьянова: Игорь занимается только творчеством. Так сложилось в нашей семье, что я его, в общем, освободила от того, в чем он силен, но он лучше разбирается в каких-то творческих вещах, в режиссуре, в хореографии, в постановках. Мне пришлось в какой-то момент нашей жизни взять на себя роль директора, потому что директор ушел. Остался нашим другом, но просто не смог больше работать с нами. И Игорь обратился ко мне. Я уже тогда была в театре, и сказал: «Если ты не возьмешь все в свои руки, мы погибнем».

И мне пришлось учиться новой профессии. И мне оказалось это очень интересно, так как в своем, как говорится, начале, еще в школьные годы я была хороша, как по литературе, по музыке, так и по математике, то все мне это как-то срослось.  И у меня есть второе образование, кроме спортивного, я заканчивала академию, ну, наш спортивный институт московский. И когда я уже пришла в театр, то я закончила ГИТИС, балетмейстерское отделение. И дальше жизнь меня уже учила быть менеджером, продюсером. Дальше уже в третье образование я не кидалась, но… Но все это во мне как-то совмещается.

Миша Новахов: Но, Наталья, как бы понятно, что мы занимаемся вопросами бизнеса, наверное, все-таки вынужденно. Что вам, чем вам больше нравится заниматься, – быть на льду, тренировать или решать деловые вопросы театра?

Наталья Бестемьянова: Вы знаете, я люблю, когда получается. Знаете, когда подписан контракт. Например, мы много лет ездим в Южную Корею. Подписан контракт очередной. И мы понимаем, что ехать надо с новым спектаклем. И подбирается тема нового спектакля. Я занимаюсь тем, что разговариваю. Игорь собирает музыкальные произведения. Если мы понимаем, что нужно привлечь композитора – мы привлекаем композитора. Мы очень много работаем, кстати, с Александром Гольдштейном, которого очень хорошо знает русскоязычная, наверное, публика Америки, потому что он живет в Америке. И очень много работал на телевидении американском. И мы все время на связи, если что касается музыки, нас не останавливают ни временные какие-то разницы. Если мы прилетаем в Америку, то первым делом встречаемся и что-то, какие-то творческие планы решаем.

Дальше, после музыки, рождается хореография. Я должна запланировать, где арендовать лед. Конечно, у меня есть… Для репетиций арендовать лед. Конечно, у меня есть помощники. Два бессменных помощника, с которыми я работаю. И Лидия, моя менеджер, которая занимается всей перепиской, она, конечно, с английским языком. И Дмитрий, который занимается ледовым оборудованием и какими-то организационными вопросами. Вот вся наша команда. У нас очень небольшой штат. И мы такое частное предприятие, очень-очень логически все выстроенное, так бы я сказала.

Миша Новахов: Понятно. Наталья, а были ли за 35 лет театра, был ли у театра творческий кризис?

Наталья Бестемьянова: На самом деле, это, наверное, нормально. И это было не раз. Были периоды, когда в 90-е годы совсем было плохо. Театр тогда еще не ездил за границу, это даже конец 80-х, еще я не пришла в театр. Театр не ездил за границу, только по Советскому Союзу. А были там какие-то проблемы, дворцы спорта закрывались, как… Вы, наверное, этого не помните, но я могу рассказать, что в период перестройки дворцы спорта просто закрывались и на этом месте делались мебельные салоны, или салоны, выставляли… Ну, все, что угодно. Гробы выставляли, извините…

Миша Новахов: Да, да.

Наталья Бестемьянова: Во дворцах спорта. А потом все это изменилось, и как-то спорт пошел в гору опять. И нас опять подхватили, как говорится, и повели наверх. И мы стали ездить и по России, и за рубежом. У нас уже к этому времени появились постоянные партнеры. А сейчас очередной такой спад из-за пандемии. Но мы уже умеем выживать в этом. Это очень непросто. Это очень непросто, особенно для людей, которые постоянно работают с нами, для артистов, у которых бежит время, понимаете?

Миша Новахов: Конечно.

Наталья Бестемьянова: Молодой человек может выходить и выступать, а с возрастом это становится все труднее. А если нет практики, то… В общем, время у нас сейчас непростое. Мы заговорили о кризисе, вот он сейчас у нас.

Миша Новахов: Да, для всего вообще шоу-бизнеса, для всего того, где собирается много людей, где покупаются билеты, это безумное совершенно время. Но у многих как-то получилось перегруппироваться и воспользоваться этим временем для развития какого-то и так далее, и так далее, потому что мы эту тему затрагиваем, конечно, со всеми артистами, ее невозможно не затронуть.

Я хочу, друзья, обратить ваше внимание на невероятно интересные постановки Театра ледовых миниатюр. Например, «Немое кино, или Размышления на тему Чарли Чаплина». Вот сами темы даже, «Фауст – XX век». «Распутин. Постфактум». «Авантюра, Еврейская баллада», «Улица рок-н-роллов». И, конечно, не говоря уже о классике, «Алиса в стране чудес», «Золушка», «Щелкунчик», «Мэри Поппинс», «Ромео и Джульетта» и так далее, и так далее. Вы знаете, я чем больше знакомлюсь, вот готовясь к интервью, с вашим театром, тем больше мне хочется сходить на ваш спектакль. Взять дочь свою, привести, которая тоже обожает кататься.

Так что, мы приглашаем вас в Америку. Radio Freedom FM всячески поддержит ваши гастроли информационно, так что, ждем. Как только будет такая возможность, я знаю, что это огромное дело – приехать в другую страну со спектаклем. Но прорвемся, и будем вас здесь ждать с нетерпением, Наталья.

Наталья Бестемьянова: Да, да, очень верим, что это произойдет в скором будущем.

Миша Новахов: Да, это «Звездный городок», меня зовут Миша Новахов, и сегодня в гостях в нашем «Звездном городке» Наталья Бестемьянова. Я напомню, что эта программа проходит при поддержке торгового дома «Санкт-Петербург», в котором вы можете приобрести книгу «Танго нашей жизни. Пара, в которой трое» – Бестемьянова, Бобрин и Букин. Вот это невероятная совершенно пара.

Наталья, приходят вопросы от наших слушателей. Итак, Елена спрашивает, какой чемпионат был самым ярким и запоминающимся в звездной карьере? Пожалуйста.

Наталья Бестемьянова: Вы знаете, это очень сложный для меня вопрос, потому что каждый из чемпионатов с течением времени, когда ты понимаешь, что их было не так много, и помню каждый. У каждого были свои трудности, и первый, и последний. Ну, конечно, Олимпиада. Конечно, Олимпиада, и то, что, в конце концов, мы ее выиграли, и вот она, наша медаль, и сегодня как-то это я ощущаю лучше, чем тогда, когда это произошло.

Миша Новахов: Это Калгари, Канада, 1988 год, правильно?

Наталья Бестемьянова: Да, конечно.

Миша Новахов: И, Наталья, как изменилась ваша жизнь после победы в Олимпиаде?

Наталья Бестемьянова: Она постепенно менялась, потому что мы приняли с Андреем решение, что мы закончим уже с любительским спортом, и после того, как мы выступили и выиграли Чемпионат мира, и проехали по всем мыслимым и немыслимым турам, которые были в конце сезона, мы с Андреем расстались на какое-то время. Я ушла к Игорю в театр, а Андрей сказал, что он не хочет больше кататься, и работал около девяти месяцев, как мы говорили, он вынашивал этого ребенка. И работал девять месяцев в спорткомитете…

Миша Новахов: То есть такая чиновничья работа, в общем-то?

Наталья Бестемьянова: Да-да. И, в конце концов, он понял, что это не его.

Миша Новахов: Ну да.

Наталья Бестемьянова: И пришел к нам в театр, абсолютно неожиданно для меня. Игорь с Андреем разговаривали много, и переговаривались, но как бы я не знала о том, что он придет. Эта история описана в книге, так что не буду предвосхищать, да?

Миша Новахов: Хорошо, договорились. Еще раз, книга «Танго нашей жизни. Пара, в которой трое». Пожалуйста, в торговом доме «Санкт-Петербург». Можете прямо сейчас приехать на Первый Брайтон и купить, либо зайти на сайт ruskniga.com. Наталья, вот сегодня российским спортсменам-победителям в Олимпиадах, в соревнованиях дарят квартиры, машины. А вам какие материальные, так сказать, блага подарила родина в этом небогатом 1988-м?

Наталья Бестемьянова: Я сейчас расхохочусь. У меня это любимая история.

Миша Новахов: Так, пожалуйста.

(00:20:01)

Наталья Бестемьянова: Когда Олимпиаду выигрывает хоккейная команда, или даже занимает второе место, каждому дарят по «Волге», в наше время так было. А нам разрешают купить.

(смеются)

Миша Новахов: Какой кошмар! Почему? Почему такое пренебрежение фигуристами?

Наталья Бестемьянова: Ну, так было раньше. Сегодня фигурное катание на пике популярности.

Миша Новахов: Ну да, безусловно.

Наталья Бестемьянова: Сегодня все по-другому. И, конечно, страна другая и другие возможности сегодня. Я рада очень за фигуристов, что они добились такого признания. Но я считаю, что наш кирпичик в этом тоже есть.

Миша Новахов: Вот вы предвосхитили мой вопрос, подвели как бы к этому вопросу. Русские действительно лучшие в фигурном катании, или это какая-то все-таки индивидуальная заслуга каждого отдельного фигуриста, независимо от его национальности, страны и так далее?

Наталья Бестемьянова: Вы знаете, это тянется еще из прошлого века, начала прошлого века, еще дореволюционная Россия, Панин-Коломенкин, который открывал и был одним из первых олимпийских чемпионов по фигурному катанию. Поэтому это традиция. Это традиция, и мы начинали этот вид спорта, вместе, естественно, с другими странами. Но вот это желание познать все, с чего это начиналось. Потом соединение с театром, с балетом. Фантастические специалисты, это традиции тренерские, которые, конечно, выводят сегодняшнее российской катание на первый план.

И здорово абсолютно, вы знаете, сегодня за каждым фигуристом, который даже выступает в другой стране, есть русский след. За любым фигуристом, который выступает за Америку, за Францию, начинаешь просматривать, кто с ним когда-либо работал, и ты видишь, что русские специалисты, либо сегодня живут в Америке, либо во Франции, либо в Канаде. Либо когда-то они начинали и работали. То есть вот наши русские специалисты, они же на вес золота по всему миру.

Миша Новахов: А насколько все в карьере фигуриста, фигуристки зависит от тренера?

Наталья Бестемьянова: Очень много. Очень много. Это очень большая часть успеха. Успешный тренер, это… Я даже не могу простым так сказать…

Миша Новахов: Вашим тренером, насколько я знаю, была легендарная Татьяна Тарасова, да?

Наталья Бестемьянова: Да. Для меня это была большая честь и удача, что она меня пригласила кататься в пару к Андрею, потому что к этому… Но это тоже описано в книге, и прошу вас, пускай люди купят и прочтут.

Миша Новахов: Знаете, я начал читать книгу. Книга довольно объемная. Я не успел, конечно, прочитать ее пока до конца. Но то, что я начал читать, действительно, очень интересно. И хочу сказать, что я, наверное, никогда бы просто не пошел и не купил бы книгу воспоминания спортсменов, вообще, книгу о спорте. Но это немножко поменяло мое отношение. Спасибо, спасибо торговому дому «Санкт-Петербург», спасибо нашему интервью. Видите, я для себя открываю тоже что-то новое.

Наталья Бестемьянова: Спасибо большое.

Миша Новахов: Спасибо вам. Наталья, в 17 лет, да, вы пришли к Татьяне Тарасовой, насколько я понимаю, из книжки опять же, да?

Наталья Бестемьянова: Да.

Миша Новахов: Говорят, что на одной из репетиций или тренировок, Тарасова дала вам пощечину. Это вообще правда, и если да, – за что и как вы это перенесли?

Наталья Бестемьянова: Да, это… Вы знаете, это не была пощечина-пощечина. Это не было унижение. Это было единственное верное действие, было единственное верное действие, которое она могла сделать, чтобы привести меня в чувство. Я была в каком-то нервном состоянии, у меня ничего не получалось на тренировке. И это было настолько… А тренировка была такая, публичная, прокаты сборной, наши первые показы абсолютно, мы только с Андреем встали в пару. Прошло несколько месяцев и надо было как-то показываться. И я вот такое устроило. Это было очень необычно, и она подозвала меня к себя и ударила меня по лицу. То есть она…

Миша Новахов: Но вы как это восприняли? Как это перенесли?

Наталья Бестемьянова: Она мне грубого слова не могла сказать, такие у нас с ней отношения. И я так воспитана, что я в семье никогда не слышала никакого грубого слова, и повышение голоса приводило меня просто в ужас, в истерику. А тут вот такое. Но я сразу пришла в себя. И я сегодня, по прошествии многих лет, понимаю, что она сделала единственно правильное действие, которое надо было сделать.

Миша Новахов: А вы когда-нибудь поднимали руку на своих подопечных, скажем так?

Наталья Бестемьянова: Я совсем другой формации человек. И для меня это вообще неприемлемо. Сегодня огромное количество интервью, и какие-то в сети появляются видео, когда тренер швыряет детей, то есть я даже видеть это не могу. Я считаю, что даже когда мне приходится повысить голос на ребенка, если я понимаю, что я по времени что-то не успеваю, или ребенок плохо понимает, иногда с координацией что-то, мне приходится иногда поднять голос. Я потом извиняюсь, потому что я просто даже не могу уйти домой с тем чувством, что я повысила голос.

Миша Новахов: Просто мы говорили с вами о русских традициях. И вот почему-то такое складывается мнение, не знаю, вы сейчас сможете опровергнуть или нет, что вот эти русские традиции спортивного воспитания, это достаточно жестко и иногда даже жестоко.

Наталья Бестемьянова: Ну, спорт это вообще жесткая, жестокая вещь. И для того, чтобы человек мог преодолеть себя, ведь спорт – это постоянное преодоление. И чтобы помочь человеку преодолеть себя, иногда приходится действовать какими-то жестокими методами. И, наверное, этим обладают все большие тренеры. Они умеют заставить человека сделать больше, чем он может в данный момент. Все прибегают к разным приемам, у каждого тренера свой прием.

Я знаю, что, мы очень много общаемся с Тамарой Николаевной Москвиной, с нашим великим тренером. Я знаю, что она не повышает голос на своих спортсменов никогда. Но как-то она их заставляет? Я считаю, что лучшее, что может быть, это конкуренция, когда в группе катается несколько сильных спортсменов, и они видят, что тренер вдруг делает замечание одному больше, а другому меньше. И это самый большой двигатель. Тут даже не надо тогда ни голос повышать, ни заставлять. То есть врубается дух соревнования, который в каждом спортсмене заложен.

Миша Новахов: Наш слушатель под номер 98-50 спрашивает вас, как вы считаете, вот говорят, что олимпийскими чемпионами рождаются, кто-то говорит, что становятся. А вы как думаете, – рождаются или становятся?

Наталья Бестемьянова: Ну, конечно, не рождаются. Все дети рождаются одинаковые, маленькие милые детки. Но потом какие-то составляющие твоего успеха и, конечно, очень большая составляющая это везение, это удача, без которой вообще быть ничего не может. Да, трудолюбие. Да, талант. Я даже не могу…

Миша Новахов: В частности, удача попасть к тренеру правильному, да?

Наталья Бестемьянова: И попасть к тренеру правильному, и удача везде, в разных… Вы знаете, попасть к правильному тренеру, это должен быть твой осознанный выбор, понимаете? Это тоже не может быть просто удачей. Тренер тебя выбирает, и ты выбираешь тренера. Это обоюдная как бы история, потому что, когда Татьяна Анатольевна меня пригласила к себе, я абсолютно четко знала, что я хочу к ней пойти. И я бы ни за что не пошла, если бы я чувствовала… У меня было приглашение одного из великих тренеров других, за несколько лет до этого, я отказалась, не пошла туда в пару. То есть должен быть твой человек, и я это абсолютно четко понимала, в общем, в юном возрасте.

Миша Новахов: Наталья, время неумолимо, неумолимо просто бежит, истекает. Я знаю, что вам нужно бежать тоже. И хочу спросить вас вот о чем. Чем вам пришлось пожертвовать ради карьеры?

Наталья Бестемьянова: Пожертвовать? Да нет, ничем. Я очень счастлива, как сложилась моя жизнь. И, мне кажется, это неправильная постановка вопроса. Не надо ничем жертвовать. Надо просто идти наверх и быть счастливым в том, что ты делаешь. Как бы трудно тебе не было, в любом случае надо получать удовольствие от того, что ты делаешь.

Миша Новахов: Но тогда самый последний, буквально 30 секунд он займет. Ваша мечта детства и ваша мечта сейчас?

Наталья Бестемьянова: В детстве я мечтала выигрывать соревнования. Это была такая заветная…

Миша Новахов: Исполнилось.

Наталья Бестемьянова: Это все исполнилось, да. А сегодня моя мечта, конечно, чтобы наш театр процветал, чтобы была возможность ставить новые спектакли и показывать их детям.

Миша Новахов: Ой, я прошу прощения, у нас еще немножко есть времени, я не туда посмотрел, не на те цифры я посмотрел. Хорошо. Тогда, знаете, какой есть у меня вопрос? В предисловии книги «Танго нашей жизни. Пара, в которое трое», которая, еще раз напомню, есть на прилавках торгового дома «Санкт-Петербург» и на сайте ruskniga.com, есть во вступлении такая фраза: «Вопреки устоявшимся правилам, Наталья Бестемьянова не вышла замуж за своего партнера Андрея Букина, а выбрала спутником жизни Игоря Бобрина».

Как фигуристы выбирают себе вообще спутника жизни? То есть я понимаю, что удобно, человек всегда рядом, всегда гастролируете, всегда рядом, все время вместе. Но есть ли любовь в парах фигуристов или, как раз возвращаясь к вопросу о жертве, или фигуристы обычно приносят любовь в жертву и остаются вместе потому, что им так удобно?

Наталья Бестемьянова: На самом деле, сегодня очень мало пар, которые женаты или которые вместе. Да, в дальние советские времена как-то это было действительно удобно. Но мало пар, которые сохранили семьи. Пожалуй, только одна Моисеева и Миненков. А все остальные пары, которые были супружескими парами, все распались. Поэтому, это, кстати, не устоявшаяся традиция.

Миша Новахов: То есть в предисловии не очень точно написано, понятно. Хорошо. Нам пишет просто комментарий наш слушатель: «Мой муж познакомился когда-то в Нью-Йорке с Натальей и ее мужем. Поразился, насколько они простые и приятные люди. Удачи вам». Вот такой комментарий от нашего слушателя.

Наталья Бестемьянова: Спасибо. А имя есть у слушателя?

Миша Новахов: Вы знаете, нет, мы только видим телефонный номер 62-06. Но, знаете, говоря, мне кажется, в течение этого интервью, пока мы говорим с Натальей, и мы немножко говорили с Натальей до интервью, как бы договариваясь о нем, мне тоже показалось, что это очень добрые и хорошие люди. И это здорово. Это здорово, когда люди такого уровня остаются добрыми и хорошими. Это не всегда, поверьте мне, не всегда бывает.

Наталья, спасибо вам огромное за время. Удачи вашему театру еще раз. С удовольствием ждем театр на гастроли. Я с великим удовольствием схожу со своей дочкой на спектакль, так что ждем, и во всем поможем, что касается раскрутке спектакля, можете на нас рассчитывать.

Наталья Бестемьянова: Спасибо вам огромное за прекрасные вопросы. И, дай Бог, всем  здоровья в наше непростое время. Спасибо. До свидания.

Миша Новахов: Всего хорошего, до свидания, удачи.



Reader's opinions

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *